Фэндом



"Когда я впервые посмотрел на Галактику из космоса, то увидел не миллионы светящихся точек, а владения, находящиеся под моей опекой, планеты Империума, которые поклялся защищать. Теперь я не служу никому, кроме самого себя. Глядя на далёкие звезды, я вижу одни лишь возможности. Кто готов присоединиться ко мне и забрать то, что наше по праву?"
— Кранон Непримиримый
536px-CrimsonSlaughterArt2.jpg

Сорок первое тысячелетие – это эпоха войны, эра, когда сильные забирают то, что хотят, а слабые подыхают в пыли. И никто не усвоил этот урок лучше, чем космодесантники Хаоса, творящие Багровую Резню.

В начале этого тысячелетия они были воинами ордена Адептус Астартес, величайших защитников человечества. Судьба или, возможно, зловещие наветы губительных сил заставили их отвернуться от света Императора. Затем же собственные навязчивые тревоги, а возможно просто слабая воля заставили их встать на путь к проклятью, на дорогу без возврата, ведущую к вратам ада.

Во избежание паники власти Империума всегда стремятся пресечь слухи о развращённых орденах Астартес, поскольку космодесантники Хаоса являются воистину ужасными врагами. Они обладают всеми возможностями и навыками обычных космодесантников, всем их непревзойдённым мастерством, и, вдобавок, в их руках заключены тлетворные дары и развращающая сила Тёмных Богов. Предатели способны обрушить на врагов колдовские чары, адское оружие и демонически одержимые машины, больше похожие на кошмарных чудовищ. Ради свои целей они не останавливаются ни перед чем. Но, при всём своём желании, Империуму не скрыть правду о Багровой Резне. Слишком ужасны их злодеяния, слишком широки океаны пролитой крови. Отвернувшиеся от Империума, который они некогда поклялись защищать, космодесантники Хаоса рассекают Галактику вдоль и поперёк. Позади них остаются следы столь страшной, звериной жестокости, что даже закалённых ветеранов может вывернуть наизнанку.

Воины Багровой Резни наносят столь же выверенные и сокрушительные удары, как и обычные космодесантники, но помимо молниеносных атак и бронетанковых клиньев у них есть и другие приёмы, такие как волны сектантов с промытыми мозгами и своры бешеных демонических машин. В ближнем бою воины Багровой Резни сражаются как проверенными временем цепными мечами и силовыми кулаками, так и хлещущими щупальцами и клешнями, способными перекусить пополам дредноут. Их натиска не выдерживает ни одна стена, перед ним не может устоять ни один бункер. В конце боя большинство их жертв обращается в бегство, надеясь скрыться в развалинах своего мира. Но неважно, выслеживают ли предатели добычу по запаху, следу в варпе или показаниям авгуров – результат всегда один. Они не дают никому укрыться, не позволяют никому сбежать – все их враги должны пасть, сломленные и изрешечённые пулями.

Немногие используют характерную для космодесантников доктрину скоординированных сокрушительных ударов с мастерством воинов Багровой Резни. Благодаря своему дьявольскому арсеналу они способны использовать ужас и смятение врагов так же, как опытный мечник наносит удары клинком. Но сколь бы ужасными и бессмысленными не были учинённые ими разрушения, сколь бы кошмарной и душераздирающей не была учинённая резня… В проклятых воинах есть нечто иное, выделяющее их среди бесчисленных угроз, крадущихся среди звёзд в эти суровые времена.

Странные вещи происходят, когда воины Багровой Резни выходят на поле боя. Загадочные, жуткие, необъяснимые вещи. Бесплотные духи сгущаются в тенях, в воздухе удушливой дымкой повисает предчувствие погибели. Небеса истекают кровью, стены плавятся словно воск, а невинные дрожат и бьются в неестественных судорогах, воя в небеса голосами, достойными проклятых душ. Даже немые молят о быстрой и милосердной смерти, крича на языках, слова которых они никогда не знали.

Призраки следуют за Багровой Резнёй. Словно скрипящие по стали изогнутые когти или медленно разъедающая зубную эмаль болезнь, впивающаяся в нервные окончания, страшные голоса шепчут в их головах. Сначала по спине проходит дрожь от ненавистного звука тихого шёпота, еле слышного, и одинокий воин может его и не заметить. Однако голоса постепенно становятся всё громче, наполняясь не только звуками, но и силой. Они как вода, поток которой со временем может источить даже самые прочные скалы. Лишь в безжалостной резне и всеразрушающем кошмаре проклятые воины могут найти избавление от страданий. Лишь пролитыми на войне реками крови они могут отогнать вцепившихся в них духов, преследующих их повсюду. Лишь превращая целые миры в скотобойни они могут заглушить голоса и отдохнуть, но как же недолговечно это избавление!

Вначале отступники боролись со своим роком, сопротивлялись, и, быть может, некоторые из них и поныне поступают так же. Но большинство воинов Багровой Резни отбросили шелуху служения и лишений, приняв силу и безумие, алча благословенного пресыщенного покоя после резни. И кто знает, в ком же проклятие сильнее – в воинах, наполненных ненавистью к себе после злодеяний, или в пристрастившихся к ним мясниках?

Сила варпа растёт, сгущаются тени Конца Времён. Грохочут и звенят гибельные колокола, возвещая последнюю полночь. Где-то, во тьме Галактики или сумраке окутывающей её завесы Имматериума, гонимые внутренними голосами воины Багровой Резни вновь идут на охоту.

Падение Багровых Сабель Править

Чтобы лучше понять, как мог отвергнуть долг целый орден Адептус Астартес, многие инквизиторы пытались отследить порчу до самого её гибельного корня. Хотя многие подробности истории давно забыты или же оставались неизвестными с самого основания Ордена, следователи собрали все возможные сведения о прошлом воинов Багровой Резни.

История Багровой Резни трагична. Для Империума Человечества это история абсолютного предательства, повествующая об ордене Астартес, отринувших свет Императора, мятежниках, отказавшихся от священных уз долга ради своих безумных целей. Верования самих же проклятых воинов об этом разнятся. Одни утверждают, что выпавшая на их долю цепь бедствий была лишь капризом судьбы, чередой событий, толкнувших их к дороге без возврата. Другие же ищут в произошедшем ужасе смысл, виня в нём либо коварные замыслы тёмных сил, либо вырвавшееся на волю подсознание самого ордена, которое они долго и жестоко пытались подавить. Одни ищут истинную причину падения Багровых Сабель, надеясь увидеть предзнаменования порчи в других орденах Адептус Астартес и предотвратить новые бедствия. Другие лишь хотят понять, что могло превратить отборных защитников человечества в его худший кошмар. Все исследователи согласны в одном – Багровые Сабли были рождены для войны, и история их написана кровью.

Окутанное тайнами прошлое Править

Отступники, ставшие Багровой Резней, некогда были Багровыми Саблями, верным орденом космодесантников. После их предательства и отлучения многие стремились изучить происхождение ордена, погрузиться в прошлое и найти некую причину их быстрого вырождения к бездумной жестокости. До сих пор, однако, Инквизиция не в силах найти убедительных свидетельств, связывающих измену с порченым геносеменем или иными мутагенными факторам. Обнаруженные же во время долгих исследований данные о произошедшем с отборными воинами лишь напоминают об огромных пробелах в знаниях Империума.

Отследить исторические записи – нелёгкая задача. Большинство исторических записей Империума Человечества, в том числе ряда прославленных орденов Астартес, изобилуют пробелами в хрониках. Эти слепые пятна часто списывают на превратности войн, но даже без учёта угрозы ксеносов или междоусобиц один лишь размер галактический империи и опасности варпа делают практически невыполнимой задачу по поддержанию подробных исторических записей. Лучшие архивы находятся в бюрократических организациях, обычно у работников Адептус Администратум, но, что иронично, в них и сложнее найти что-то нужное. Среди груд инфосвитков и хранилищ информации, часто созданных по устаревшей или неизвестной технологии, найти один конкретный документ трудно и целой армии писцов, тратящих на поиски всю жизнь.

Неизвестно, во времена какого основания были созданы Багровые Сабли, или какой орден стал их прародителем. Естественно, что на этот счёт ходит множество слухов, в том числе выдвинутых воинами самих Сабель предположений. Самые ранние из обнаруженных упоминаний Багровых Сабель относятся к боевым сводкам войн, гремевших на рассвете 36-го тысячелетия. Отсутствие информации об основании ордена предположительно связано с двумя событиями – Расколотым Слиянием и уничтожением их планеты Рогон.

Первые впечатления Править

После долгих поисков внимательные инквизиторы смогли вычислить ряд источников о действиях ордена во времена Войн Отступничества. Первый, короткая запись в хроножурнале Серебряных Черепов, упоминает действия Багровых Сабель в ряде битв и их похвально дисциплинированную огневую поддержку. Для помощи в расследовании прогностикаторы Серебряных Черепов углубились в свои записи и подтвердили, что в то время сочли отлученный ныне орден идеальным воплощением идей Кодекса Астартес. Другое упоминание, в инфосвитках Чёрных Храмовников, приписывает Багровым Саблям руководство поиском и ликвидацией ксеносов, угрожавших сегментуму Соляр в годы, когда Империум был втянут в войну с безумным Верховным Лордом Терры Гогом Вандиром.

Во время очищения Данора IV, продлившейся целый год войны, в которой приняло участие не менее шести орденов космодесантников, Багровые Сабли снискали всеобщее уважение. Осуществлявший общее руководство командор Вергилий, тогдашний магистр Кровавых Ангелов, отметил, что верные долгу Багровые Сабли оказались мастерами молниеносной войны и похвалил их за штурмовые высадки в десантных капсулах, достойных даже их легендарного ордена. В то время единственным предупреждением стали слова брата Эригула, библиария Ультрамаринов, сражавшихся на Даноре IV. В его докладе Багровые Сабли были описаны как «слишком жадные до признания», хотя позднее в том же инфосвитке библиарий уточнил, что чрезмерный пыл вполне ожидаем от младших орденов, сражавшихся вместе с такими надёжными опорами Империума, как Кровавые Ангелы и Ультрамарины. Его слова оказались пророческими.

Расколотое Слияние Править

Странные потоки Имматериума беспокоили систему Бракатоа даже тогда, когда утихли отрезавшие её бури в варпе. Особенно опасными были варп-переходы в её окрестностях, корабль мог не просто сбиться с курса, но и с большей, чем обычно, вероятностью попасть во временную воронку или стать жертвой демонического прорыва. Несмотря на предупреждения, жертвами капризных разрывных течений стали многие путешественники, и рядом с Бракатоа появлялось столько обломков и аномалий, что весь регион прозвали «Пристанищем скитальцев». Багровые Сабли регулярно вылетали с Рогона для обследования скитальцев, флот прокладывал путь сквозь обломки и использовал для стрельб их крупные скопления. Это подтверждает и одна из немногих уцелевших хроник Багровых Сабель из терранских архивов, утверждая, что орден специально выбрал себе дом для исполнения этого опасного долга.

Ещё до выхода из варпа космического скитальца, названного «Слиянием», психические хоры в системе Бракатоа услышали отчаянный зов о помощи. Когда же тот начал переход, то зов разнёсся и на других каналах связи. Из варпа появился сущий исполин – огромное скопление перемешанных между собой кораблей, буквально слепленных воедино. Где-то в центре огромного «Слияния» находился транспорт паломников, забаррикадированный корабль, на борту которого находились миллионы колонистов, защищавшихся от порождений варпа.

На зов откликнулись все находившиеся рядом подразделения Багровых Сабель, и не только они. Вскоре появились следовавшие за собственной целью Тёмные Ангелы и истребовали права в одиночку войти на скиталец, однако отозвали его после прибытия ответившего на сигнал тревоги ударного крейсера Кровавых Ангелов. Благодаря наличию на борту старшего офицера из всех присутствующих Кровавые Ангелы предъявили право на общее руководство, но в это же время Багровые Сабли, следуя своим протоколам, запустили в скитальца абордажные торпеды. Вскоре следом за ними вылетели «Громовые ястребы», а терминаторы Крыла Смерти телепортировались прямо на корабль.

Космодесантники прокладывали себе путь через огромный скиталец, пробивали переборки, бежали по залитым кровью коридорам… Но едва рык болтерного огня возвестил о контакте с врагом, как демоны начали исчезать, скрываясь в варпе. После завершения военной части операции Астартес приготовились вернуться на корабли, оставив выживших колонистов на усмотрение спешащих туда агентов Инквизиции.

В своём рвении, желая следовать процедурам и проявить себя, Багровые Сабли не оказали надлежащего уважения двум из самых прославленных орденов Адептус Астартес. Хотя два воинства не могли быть менее похожими – сдержанные и одетые в простые рясы Тёмные Ангелы, знаменитые наследники Первого Легиона, как земля и небо отличались от блистающих золотыми украшениями доспехов благородных Кровавых Ангелов – это были гордые и хорошо осознающие своё положение ордена. Были нарушены негласные традиции, а потому Багровые Сабли оказались встречены ими холодно, как наглые выскочки, а не как братья по оружию.

И тогда начались новые проблемы. Вопреки стандартным процедурам капеллан Тёмных Ангелов схватил одного из пилигримов-колонистов и как раз проводил суровый допрос, когда вмешались отделения Багровых Сабель. Они обвинили его, утверждая, что в Тёмного Ангела наверняка вселилась некая порча варпа, и началась перестрелка. В бою оба ордена понесли потери, а измученный пленник сбежал. Явно пришедшие в бешенство Тёмные Ангелы намеревались проучить наглецов, однако покинули скиталец, когда туда прибыли инквизиторы.

Расширяющийся разрыв Править

Даже от малого камня расходятся большие круги. Хотя внешне всё казалось прежним после небольших разногласий, позднее ставших известными среди Багровых Сабель как «Расколотое Слияние», они привели в действие цепь событий, имевших огромные последствия. Спустя несколько дней в Декавитум, крепость Багровых Сабель, прибыло осуждающее послание с Терры и, вероятно, также от их ордена-основателя, хотя об этом и не осталось записей. Это была лишь нота протеста, малое напоминание о том, что отказ проявить должное уважение к Ангелам навлёк позор на Багровых Сабель, что явно не обрадовало их славных предков.

Руководство Багровых Сабель – Верховный Совет ротных магистров и старших офицеров ордена – собралось на трибунал для обсуждения вопроса. Никто не хотел, чтобы в подвигах воинов Рогона возникли сомнения, и великий магистр Нигелл с тревогой обнаружил, что некоторые из его офицеров опасались новых наказаний. Встревоженный явно проступившими безосновательными страхами Нигелл пришёл в ярость. В его понимании Багровые Сабли следовали протоколу и действовали быстро и верно, отвечая на угрозу. Если кто и совершил ошибку, то не его орден. Более того, все представляющиеся оскорбления чести были непреднамеренными и ничтожными. В конце концов, все они служили одному Императору и боролись с одним врагом, не так ли?

Нигелл решил избавить орден от растущих сомнений в себе и обратился к братьям. Он пошёл на крайние меры и провозгласил, что отныне Багровые Сабли оборвут все узы с братскими орденами космодесантников, в том числе со своими основателями. Они будут верны изложенным в Кодексе Астартес тактическим указаниям и будут безупречно следовать приказам Верховных Лордов Терры, не подчиняясь более никому. Согласно прямолинейной логике Нигелла, так всё и должно было быть, их служение не должно было быть запятнано влиянием собратьев. Разве не неуместная верность Воителю Хорусу привела в бездну половину первых легионов космодесантников? Так он намеревался освободить Багровых Сабель от ошибочных суждений и тем от любых упрёков.

Перерождённые Править

Сначала Багровые Сабли гордились своей решимостью, но понемногу их вновь начали снедать сомнения. Однако никто не противился приказу, а Нигелл запретил все дальнейшие обсуждения вопроса и любые упоминания о событиях Расколотого Слияния. Хотя Багровые Сабли остались верны своим убеждениям, им нелегко дался разрыв с предками. Многие из хроник ордена были переписаны, чтобы исключить любые их упоминания, библиарии и капелланы вновь и вновь вычищали их от свидетельств, а на Рогоне снимали статуи, убирали наследные комплекты силовых доспехов и любые реликвии далёкого прошлого, предшествующие основанию ордена. Все корабли звёздного флота были переименованы, а режим тренировок 10-й роты переделан с нуля. По сути, Багровые Сабли переродились, став новыми защитниками Империума, свободными от любых уз былых времён. Лишь в Святилище Меча, внутренних залах высочайшей башни Декавитума, твердыни ордена, сохранилась их полная история, скрытая от глаз. Согласно указу магистра там должна была отныне храниться истина о родословной Багровых Сабель и полная история их деяний. Входить в святилище дозволялось лишь старшим офицерам ордена – капитанам каждой роты, а также главным капелланам и библиариям.

Под суровым руководством Нигелла Багровые Сабли ревностно исполняли свой долг. Если среди служителей Адептус Терра и остались слухи о недобрых чувствах к ордену, то вскоре они были забыты. Облачённые в багряное космодесантники прославились скоростью, эффективностью и безупречностью своих действий. В праведном повиновении Кодексу Астартес они часто следовали его наставлениям до буквы, и этим за молниеносные операции заслужили щедрую похвалу. Однако что-то было по-прежнему неладно глубоко в душе Багровых Сабель.

Растущая праведность Править

В течении сотни лет Нигелл оставался великим магистром ордена. Он был бескомпромиссен и скор на руку, поскольку знал догматы Кодекса Астартес и следовал им по пути к совершенству. Стремясь к безупречности, Нигелл породил в рядах ордена новый культ крайнего рвения. Отныне воинам было недостаточно успешного выполнения каждого задания, теперь их действия должны были бы стать безупречными, выполняться ещё быстрее и для того подробно описываться во всех деталях.

К великой скорби ордена, Нигелл пал в бою во время Форнштадтского мятежа. На посту великого магистра Багровых Сабель его сменил Арнох, но заложенные Нигеллом традиции остались. Орден стал даже более рьяным и педантичным в строгом исполнении приказов. Арнох прославился как Непреклонный, и этим титулом стали называть и последовавших за ним магистров. Одним из первых распоряжений Арноха Непреклонного стало дальнейшее стирание скрытого прошлого из опасения, что другие осудят орден. Он принял решение запечатать все входы в Святилище Меча. Тем самым Арнох не только скрыл все свидетельства о кажущемся несовершенстве, но и объявил братьям, что прошлое ушло навсегда и настала новая эра.

Как никогда готовые проявить себя Багровые Сабли с неоспоримым мастерством выполняли свои задания. За века их послужной список стал образцовым. Особенно они прославились в Зобристских войнах, выслеживая разбойничающих эльдаров, и снискали щедрую похвалу в сражениях у Мёртвой Звезды. В обоих случаях их союзники – включая многочисленные батальоны и бронетанковые дивизии талларанцев и Чёрных Храмовников – благодарили Багровых Сабель в официальных документах. Однако не для протокола они говорили совсем другое.

Да, Багровые Сабли были надёжными и эффективными воинами, но вне поля боя превращались в самодовольных зануд. Союзные командиры, будь то подчинённые или старшие офицеры, получали послебоевые доклады с указанием мельчайших подробностей, где неизбежно указывалось, как и где союзные войска не соответствовали высоким стандартам. В случае космодесантников любое отклонение от Кодекса Астартес означало ещё большие свитки – длинные листы замеченных ошибок, где воины не следовали тактическим или организационным наставлениям Робаута Жиллимана. Конечно, любовь к мельчайшим деталям, запасным планам и точному протоколу служила Багровым Саблям хорошую службу в битвах, но она же и отдаляла их от остального Империума. Однако все их предыдущие конфликты были лишь прелюдией к участию ордена в Искупительных крестовых походах.

Прощение через расширение Править

Для Империума символом Эры Искупления стали многочисленные крестовые походы. Бесчисленные войны вспыхнули, стремясь спалить грехи былой Эры Отступничества. Вновь и вновь Экклезиархия разжигала в людях фанатичную веру, вновь и вновь устремлялись в бой воины. По всей Галактике служители Императора наступали, стремясь раздвинуть вширь его владения так, как никогда ранее.

И для рьяного ордена это было идеальной возможностью проявить себя. Стремясь добыть себе львиную долю славы, Багровые Сабли доводили себя до предела, стремясь усовершенствовать мастерство стремительных ударов. Хладнокровно и эффективно они проводили операцию за операцией, и крестовые походы покоряли новые земли в сегментуме Темпестус. На каждой из атакованных планет воины ордена разрушали ключевую инфраструктуру или захватывали тяжело укреплённые позиции, позволяя последующим волнам гвардейцев закрепиться и удержать цели. Именно Багровые Сабли истребили хрудов на пограничном мире Нолла и возглавили освобождение системы Редуктус от орков. Но, несмотря на все подвиги и многочисленные жертвы воинов тогдашнего великого магистра Драбека всё чаще посещали сомнения в репутации ордена. Далеко на Терре всё было просто, Багровые Сабли были одними из самых прославленных воинов в сегментуме Темпестус. Но для сражавшихся рядом с ними сомнения в репутации ордена подтверждались, союзникам всё сильнее претила критика и открытая подозрительность краснобронных космодесантников.

В годы Искупительных крестовых походов воины Империума вернули многие затерянные миры и покорили новые звёздные системы. Однако в своём рьяном стремлении нести всё дальше факел веры, армии Императора понесли тяжёлые потери и слишком растянули силы. Галактика – опасное место, а природа не терпит пустоты. Пока всё внимание Империума было направлено на покорение звёздных пустошей, под угрозой оказались незащищённые родные сектора крестоносцев. По всей Галактике на ослабленных мирах вспыхивали мятежи, восстания культов, вторгались орки и новые опасные ксеносы.

Катаклизм в системе Бракатоа начался, когда основные силы ордена Багровых Сабель действовали в Сокрытом регионе. Вскоре далёкие флотилии ордена получили сигнал бедствия из осаждённой крепости-монастыря, однако они не могли выйти из боя до его подобающего завершения. Ко времени исполнения всех назначенных заданий и собрания рассеянных рот ордена вторжение на Бракатоа подошло к концу. Сам щитовой мир Рогон, родина Багровых Сабель, стал первой жертвой демонического нашествия. Последовавший взрыв реакторов, реликвий Тёмной Эры Технологий, опустошил и заразил радиацией планету, сделав её на тысячелетия непригодной для жизни.

Когда же мятежи вспыхнули по всей системе, и демоны вышли из ада, то единственной помощью от Империума стали циклонические торпеды. Выбор был невелик, и три кишащих порчей мира системы Бракатоа были выжжены и очищены в огне. После зачистки чума опустошила Смерть Ринна. Из всей процветающей системы уцелели лишь Раамдон и Дрогш.

Опустошение звёздной системы и утрата родного мира стала тяжёлым ударом для Багровых Сабель. Последние передачи психического хора показали жуткую картину – частично захваченную крепость и её пытаемых жителей. Гордости ордена, переселившегося на Дрогш, третью планету системы Бракатоа, был нанесён страшный удар. Так исчезли все сведения о прошлом, была утеряна истина об их происхождении, погребённая под развалинами цитадели. Хотя Багровые Сабли и отвернулись от своих корней, некоторые из них втайне надеялись, что однажды неизвестные отцы признают их достоинство и вновь вернут узы братства. Но ни один орден не признал их своими. Ордену потребовалось много лет для создания базы на Дрогше и восстановления численности. За это время Багровые Сабли продолжали исполнять свой долг с не ослабевающим пылом, но угли негодования и обиды разгорались всё ярче.

Гибель Рогона Править

Согласно предположениям Ордо Маллеус, восстание в системе Бракатоа началось с появления космического сверхскитальца под кодовым названием «Отчаяние». Его давно ожидаемый выход в реальное пространство стал знамением для сектантов по всей системе. Регион кишел культами со времён переоткрытия системы флотилиями эксплораторов. Несмотря на все усилия Экклезиархии, в том числе возведение ряда великих соборов в честь Императора, им так и не удалось искоренить такие организации, как Культ Обагрённой Истины и Друидов Тумана.

И эти секты таились во многих из феодальных твердынь Рогона, в которых Багровые Сабли набирали рекрутов. Они восстали, захватив контроль над частью крепостей, а затем, благодаря внезапному кровопролитию и мерзким ритуалам, открыли врата в варп, и демоны хлынули на планету. Без находившегося во многих секторах от системы флота Багровые Сабли не смогли остановить «Отчаяние». Вскоре огромный космический скиталец вышел на орбиту Рогона, и варп-пилигримы начали высадку на помощь мятежным армиям сектантов.

Отряды полуобученных скаутов, восстанавливавшиеся от ран ветераны и дредноуты, слишком долго пробуждавшиеся перед отбытием Багровых Сабель – вот всё, что противостояло вражеской орде. Но даже это наспех собранное войско космодесантников смогло бы продержаться достаточно долго, если бы не демоны. Оставшихся на планете Багровых Сабель ждала страшная участь, и потому, получив отказ на запросы о помощи, магистр 10-й роты подорвал древние реакторы, что привело к опустошившему планету катастрофическому выбросу радиации.

Бойня на Умидии Править

Более тысячелетия спустя после переселения на Дрогш Багровые Сабли прилежно исполняли свой долг. Возможно, даже слишком прилежно. Все космодесантники довольно далеки от обычных людей, но чрезмерное повиновение и педантичность приводили к ещё большей изоляции Багровых Сабель. Они не понимали растущей враждебности, которую вызвали у товарищей. В других они видели лишь изъяны и недоумевали, почему их так редко хвалят за стремление к абсолютному повиновению Кодексу Астартес. Ко времени судьбоносной для всего ордена высадки Багровые Сабли обрели репутацию самодовольных крестоносцев.

На посланный из джунглей планеты Умидия зов о помощи ответило несколько орденов космодесантников. Но, когда они обнаружили, что туда летят и Багровые Сабли, то отозвали свои предложения помощи. Возможно, всё бы пошло по-другому, если бы кто-либо из них выслал для содействия в операции хотя бы одно подразделение. После стандартной процедуры рекогносцировки Багровые Сабли доложили о тревожных событиях на Умидии. Последующие вызовы подкреплений привели к отправке на подмогу всех доступных воинов ордена. По мере сканирования авгурами каждой новой цели, десантники обнаруживали новую порчу, поэтому вскоре местные операции сменились полномасштабным геноцидом. Как обычно методичные Багровые Сабли зачистили Умидию, намереваясь истребить всех жителей планеты до единого. Гораздо позднее, когда посыпались вопросы, воины Багровых Сабель утверждали, что все жители Умидии покорились культам Балету – порочному шабашу почитателей Тёмных Богов.

После зачистки на расследование были высланы команды инквизиторов Ордо Еретикус. Инквизиторы не обнаружили никаких свидетельств, что эти культы почитали Тёмных Богов, зато под густым пологом деревьев обнаружили нечто неописуемое. Долг представителей Ордо Еретикус – искоренение гнездилищ порочных культов, и потому каждый из них человек суровый. Все они видели в своей жизни нечто мрачное, но все равно ужаснулись при виде резни. Действия Багровых Сабель вышли за грань простого уничтожения скрытого культа и превратились в бессмысленную резню планетарного масштаба.

Шёпот во тьме Править

Багровые Сабли покинули Умидию задолго до того, как прибыли команды Инквизиции для документации полного уничтожения местного населения. Однако, учинённая резня уже начала сказываться на воинах ордена. Сначала никто из космодесантников не говорил другим о неподобающих чувствах, думая, что, скорее всего, просто испытывает послебоевую меланхолию. У других были и более необычные симптомы – двойные сердца начинали резко колотиться безо всякой причины, воины чувствовали гложущее их нехорошее предчувствие, вокруг словно кружили удушливые облака праха. Разумы испытывали растущее давление. Ещё до полного завершения операции и возвращения на флот, некоторые из Багровых Сабель уже ощутили первые отзвуки «преследования», как это назовут позднее. Некоторые боевые братья чувствовали, что не могут очистить мысли, им не помогали ни литании, ни медитации. Благодаря имплантантам и генетическим модификациям космодесантники не спят как простые люди, а входят в коматозное состояние, позволяющее успокаивать разумы, пока тела остаются настороже. Но Багровые Сабли не могли достигнуть спокойствия и расслабиться, каждый раз видя перед собой лица убитых, переживая резню вновь и вновь.

Беспокойство росло, а самые встревоженные из Багровых Сабель начинали слышать голоса, шепчущие слова убитых. Голоса льстили, насмехались или умоляли, заходились в бессловесном крике или пели неразборчивые слова, одни лишь звуки которых было больно слышать. Ни один из космодесантников не сломался, благодаря обучению и сверхчеловеческой дисциплине их сила воли была столь же прочной, как и покрытые керамитом силовые доспехи. Но, когда флот вошёл в варп и направился к следующей цели, многие из боевых братьев уже чувствовали, как ускользает рассудок. Спрятавшись от своих товарищей, они сжимали виски, тщетно пытаясь заглушить голоса.

Чувствовал растущую тревогу и наблюдавший за бойней на Умидии великий магистр Севаст Кранон. Конечно, Багровые Сабли лишь следовали протоколу – законному и необходимо суровому ответу Империума на ересь – но что-то явно пошло не так.

Искупление или проклятиеПравить

И на какое-то, не слишком долгое время душа Севаста Кранона повисла на лезвии ножа. Часть его сознания хотела отдать флоту приказ остановиться и вернуться на Умидию. Кранону было всё сложнее мыслить здраво, ведь голоса в голове обвиняли его в злодеяниях, а с каждой мыслью перед глазами вспыхивали образы кровопролития. Кранон знал, что выбрал нужную методологию, что за жестоким истреблением стояли ортодоксальные процедуры. Но другая часть Кранона ощущала растущий ужас, ведь, судя по всему, боевых братьев и его самого прокляли. Заклятье больше не было скрытым, во время варп-перехода все Багровые Сабли осознали, что они слышат голоса убитых. На Дрогше, как и на многих других мирах Империума, ведьм, мутантов и сумасшедших сжигали и за меньшие признаки безумия. Несмотря на то, что голоса изо всех сил пытались сбить его с мысли, Кранон принял решение. Они остановят варп-переход и вернутся обратно к Умидии, откуда проложат курс на её планету-сестру – Деметру. Там они будут искать признаки заражения. Если, как он подозревал, Багровые Сабли обнаружат, что проклятые хаосопоклонники из культов Балету проникли и на Деметру, то это станет доказательством праведности его решений. Также это даст время капелланам, библиариям и апотекариям на то, чтобы изучить окутавшее орден безумие. Путь через варп и на орбиту Деметры был недолог, но Багровым Саблям казался проклятой вечностью страданий. Нигде на всём флоте им не было покоя, покров безумия и паранойи опустился на души всех воинов ордена.

На планету высадились уже не Багровые Сабли, а разъярённые безумцы. Инстинктивно желая выжечь мучительные воспоминания, космодесантники во время высадки забыли обо всех своих планах и теперь могли думать лишь об одном: резне! Используя молниеносные удары и стандартные схемы многосторонней атаки, делающей Адептус Астартес самыми грозными воинами в галактике, Багровые Сабли сокрушили города Деметры, как силовые кулаки разрывают плоть. Затем они начали истрeблять все живые цели – систематически, используя бронетехнику, внезапные удары и дерзкие манёвры. Гоня перед собой людей, словно скот, краснодоспешные воины обрушивали на них жуткие орбитальные бомбардировки, а выживших добивали выстрелами болтеров или просто разрывали на части. Они убивали с эффективностью, которой может достичь лишь созданный для войны генетически изменённый сверхчеловек.

Когда залитые кровью Багровые Сабли вернулись на флот, их мучения завершились. Они утопили голоса в головах приливными волнами крови. Закрыв глаза, они обнаружили лишь покой блаженного забытья. С привычной для ордена прилежностью Кранон составил послебоевой доклад, и объявил, что Деметра действительно была заражена, несомненно, из-за близости к Умидии. Теперь угроза была устранена, и Багровые Сабли могли лететь к новой цели.

В Око Ужаса Править

Crimson Slaughter current scheme.jpg
Вскоре после резни на Деметрии, библиарии доставили магистру ордена Севасту Кранону перехваченные сообщения Высших Лордов Терры. В них подтверждались худшие опасения Багровых Сабель: их объявляли Excommunicate Traitoris, Отлучёнными предателями. Теперь боевых братьев называли отступниками, и это означало приказ всем верным Империуму силам открывать огонь по кораблям ордена без предупреждения.

Какая-то часть Кранона осознавала возможность подобного приговора, но он ожидал расследования, а не мгновенного отлучения. Ему даже не дали возможности доказать необходимость столь бесчеловечных действий ордена. Но, в то же самое время, магистр вновь увидел перед собой лица людей, вырезанных Багровыми Саблями. Внутренний голос, возможно даже его собственный, прошептал, что орден мог надеяться только на то, что имперская бюрократия закроет глаза на случившееся. Как осознал Кранон, он и сам никогда не смог бы разумно объяснить безумие насилия, охватившего Багровых Сабель, и голоса, звучавшие в разуме воинов. Экклезиархия, конечно же, объявила бы их предателями и демонопоклонниками. Так или иначе, теперь все силы величайшей империи в Галактике обратятся против его ордена, и Кранон не был готов к столь сокрушительному повороту событий.

Охотники или жертвы? Править

Судя по текущим координатам флота, Багровые Сабли не могли надеяться достичь Дрогша раньше, чем имперские подразделения, и Кранон обдумывал, отправлять или нет предупреждение о грядущем возмездии. Экстерминатус родного мира ордена в случае сопротивления мог оказаться более быстрым и милосердным исходом для всех обитателей крепости-монастыря, чем несомненные ужасы в застенках Инквизиции, предопределенные тем, кого возьмут живьем. Одинаково жуткая смерть ждала бессчетных слуг Багровых Сабель, сервиторов, кандидатов, только начавших обучение, и многих других. Кранон вспоминал старых ветеранов, подключенных к оборонительным батареям на спутнике, и сержантов-скаутов, с которыми так долго служил вместе. Все космодесантники умирали насильственной смертью, но каждый надеялся пасть в славной битве, служа Империуму и Императору. Мог ли Кранон обречь их на бесчестную гибель в огненной вспышке циклонной торпеды?

Магистр когда-то поклялся делать всё, что в его власти, во благо ордена. Теперь Кранон ощущал, как вечный груз падает с плеч и приходит понимание того, что он более никому ничем не обязан. Возможно, это вновь прошептали ненавистные голоса в голове, словно царапавшиеся в двери подсознания. Но всё же, праведное или неправедное, служение стало частью Кранона, и он, призвав библиариев, продиктовал срочное сообщение для отправки на Дрогш. Суть послания оказалась проста – «бегите, если сможете». Все остававшиеся на планете, на старых лунных базах Рогона или вообще имевшие касательство к делам ордена подписывали себе смертный приговор.

Удалось ли получившим сообщение спастись, или иная судьба постигла их, Кранон никогда не узнал. Лишённым последнего прибежища Багровым Саблям предстояло теперь скрываться от безжалостных охотников.

После отправки послания Севаст Кранон созвал Собрание Мечей, общее совещание ордена. В обширном Сабельном Зале несокрушимого флагмана «Багряная честь» построились в ряды могучие воины, скованные братскими узами, вместе прошедшие бессчетные войны. Все они в надежде смотрели на магистра ордена, ожидая услышать спасительные речи, а незваные голоса вновь начинали эхом раздаваться в их головах.

Кранон прервал молчание, и в словах его зазвучали напоминания о боли, перенесённой всеми воинами при имплантации новых органов в изменённые тела. Он продолжал, говоря о самоотверженности боевых братьев, о чести ордена, и, наконец, о рождённом в варпе проклятии, позволившем бестелесному шепоту поселиться в их разуме. В конце речи магистр ордена сказал и о выборе, лежавшем теперь перед ними.

Лишь в безумии войны и смерти Багровые Сабли избавлялись от преследовавших голосов, и поэтому Севаст Кранон планировал направить флот в Око Ужаса. В этой проклятой области космоса они смогут сражаться против порождённых тьмой предателей, не рискуя больше жизнями невинных. Воинов ордена могли заклеймить отступниками, но Кранон знал, что это не так. Их ждал благородный конец, мученичество, достойное героев древних сказаний. Каждый, кто желал покинуть ряды ордена, мог сделать это сейчас.

Тишина сгустилась под высокими сводами, и космодесантники задумались над ждущей их судьбой.

Отчаянные действия Править

Разом издав оглушительный клич, сотрясший стены Сабельного Зала, воины взметнули руки в приветствии ордена. Они продолжат служить Империуму, они последуют за Севастом Краноном в последнюю кампанию, даже если целью её станет отчаянный и самоубийственный выпад в сердце владений Врага!

Склонив голову и чувствуя, как внутри него растет гордость за боевых братьев, магистр ордена распустил их по боевым кораблям с приказом взять курс на Око Ужаса. Но, пока Кранон раздавал команды, в глубине его души почти бессознательный, еле слышный голос бормотал, что он не ведёт своих людей к мученичеству и славной смерти, а заманивает их. Иная судьба ждет Багровых Сабель, куда более величественная, чем неоплаканная гибель.

Все путешествия по волнам варпа сопровождаются разнообразными аномалиями, и, чем ближе подходит корабль к великому разрыву в ткани реальности, тем сильнее его экипаж ощущает давящее присутствие Имматериума. Космодесантники, часто странствующие меж звезд, знают многочисленные мантры и боевые гимны, позволяющие воинам поддерживать в пути строгую ментальную дисциплину. Но для Багровых Сабель крепость защитных песнопений оказалась подорванной, все нарастающие голоса и шёпоты делали космодесантников уязвимыми, их железную волю разъедала ржавчина сомнений. К тому моменту, как флот вышел из варпа у Врат Кадии, воины чувствовали, что сами их сущности оказались в осаде собственных мыслей, сплетавшихся с голосами и обвинениями жертв резни.

Из числа всех маршрутов, по которым могут проходить боевые флоты, выходя из Ока Ужаса или направляясь туда, Врата Кадии являются наиболее стабильным. Разумеется, просто так пройти по этому пути нельзя, ведь бурлящий водоворот нереальности окружают многочисленные имперские заставы, противостоя налетам, чудовищным кошмарам и Чёрным Крестовым походам, время от времени извергающимся из его безумных глубин.

Обладая верными имперскими кодами доступа, флот из семи боевых кораблей Багровых Сабель сумел проскочить несколько оборонительных эшелонов перед запретной зоной, избегая планет-крепостей и орбитальных сторожевых станций. Но те, кому доверено охранять Око Ужаса, постоянно настороже и не позволяют провести себя так легко. Уже на последнем переходе флота Багровых Сабель к запретной зоне, им не удалось избежать краткого столкновения с ударным крейсером Имперских Кулаков и эсминцами поддержки, наскоро собранными для создания кордона перед кораблями ордена.

После обмена со значительной дистанции торпедными атаками и залпами батарей лазерных орудий, Багровым Саблям пришлось отбивать краткий, но беспощадный абордаж ныне враждебных Адептус Астартес. Конечно, не такой битвы ждал Кранон, но воины ордена, вновь мучимые кошмарными видениями резни и ужасными обвинениями своих жертв, почти бездумно дали отпор Имперским Кулакам, как отразили бы вторжение любого другого врага. Серьёзные повреждения получил лишь «Багряный горизонт», но и он, оставляя след из обломков и немного кренясь, сохранил ход.

Оторвавшись от преследователей, Багровые Сабли проникли в ужаснейшую из областей Галактики.

Отступнические войны Править

Путь ордена лежал в глубины Ока Ужаса, и корабли шли на полной скорости. Кранон знал, что лишь война может заглушить призрачный шепот, лишь потоки крови, окрасившие броню, заставят умолкнуть бестелесные голоса. Странствие Багровых Сабель продолжалось долго, и накапливавшееся в разумах воинов безумие могло прорвать плотины рассудка в любой момент.

Поэтому беглые космодесантники обрушились на Великое Око с немыслимой яростью, сочетавшей в себе гнев праведных и неистовство полупомешанных. Багровые Сабли несли погибель, и по их стопам неслись смерть и резня. Первыми ощутили безудержную ярость ордена пограничные планеты, только частично скрытые вихрями варпа. Это были не полноценные демонические миры, купавшиеся в океанах чистого Имматериума, а всего лишь убежища неприкаянных изгнанников, извращённые приюты мутировавшего отребья и наиболее удачливых культистов, сумевших избежать кары Империума. Банды космодесантников-отступников часто превращали подобные заброшенные планеты в свои логова или набирали на них кандидатов для пополнения потерь. Там же пиратские вожаки устраивали сборные пункты для собственных маленьких армий, готовясь к грабительским набегам на имперские миры.

Колдуны и недолюди, мутанты и космодесантники Хаоса – все полегли, словно колосья под взмахом косы, испытав безумный гнев Багровых Сабель. Болтером и цепным клинком они принесли воздаяние, сражаясь с неистовым наслаждением, и вновь, на краткий срок, очищая свои души и разумы.

Искажённые до неузнаваемости Править

Очищая один мир за другим, Багровые Сабли проникали все глубже в Око Ужаса, без труда прорубая кровавые просеки в рядах оборванных культистов. Серьезное сопротивление им оказывали лишь банды космодесантников-отступников, но, благодаря своей численности, мощи флота и ненависти, пылавшей в сердцах, воины ордена продолжали побеждать. Во время одной из планетарных высадок Багровые Сабли сокрушили берсерков Кхорна, повалили окровавленных идолов и изрешетили толпы облаченных в красные одеяния культистов, пытавшихся одолеть их числом. На покрытой слизью и гнилыми болотами луне воины обнаружили логово созданий, во всем подобных людям, кроме голов, доставшихся им от гигантских насекомых и покрытых мерзкими фасетчатыми глазами. Некоторые из зловещих чудовищ оказались облачены в силовые доспехи неизвестного ордена Космического Десанта. Так или иначе, все они были уничтожены с той безжалостной эффективностью, что отмечала каждую боевую операцию Багровых Сабель.

После каждой битвы шепот в головах ненадолго стихал, и каждый из воинов чувствовал себя обновленным и верным благородной цели искупительного похода. Однако же, со временем бестелесные голоса возвращались с новой силой, сливаясь во всё более безумную какофонию.

За все время Отступнических войн нельзя отыскать конкретного момента, поворотной точки на пути ордена к Хаосу. Всё происходило незаметно, постепенно, пока могучие потоки варпа и растущие опасения космодесантников, объединяясь с их тайными желаниями, изменяли Багровых Сабель. В некоторых воинах происходившие преобразования оставались внутренними или малозаметными, но превращения других оказывались стремительными и жуткими.

Никто не знал, когда исказились писания в священных томах капеллана Окрарка, но в его ревностных проповедях, когда-то возносивших праведную жертвенность и догматы Империума, теперь звучали похвалы стремлению к власти, правам личности и всемогуществу верных самим себе Багровых Сабель. Кто-то замечал, что его зубы превратились в угрожающе острые клыки, глаза другого начинали в гневе сиять багровым светом. Многие, вернувшись с поля боя, обнаруживали, что их кости пробили броню, создав новые странные украшения на искажённом керамите. Из шлемов воинов росли могучие рога, поразительно соответствовавшие отваге и свершениям их владельца в сражениях. Самыми большими и грозными обладал магистр ордена Кранон. На изменчивом туманном мире Драблоин проявились странные предсказательные силы сержанта Дразнихта, вместе с третьим глазом, выросшим на лбу уважаемого воина.

Космодесантники обучены принимать изменения, происходящие с их телами. Отчасти это связано с ранними годами службы и имплантациями дополнительных органов на разных стадиях генетической модификации, но основная причина – жизнь, проходящая от одной битвы до другой. В среднем, каждый воин Астартес за год получает больше ран, чем два десятка Имперских Гвардейцев на передовой, а в течение жизни выживает после множества повреждений, способных убить неизменённого человека на месте. Столь завидная выживаемость все же имеет свою цену, и поэтому шрамы, следы ожогов и утраченные конечности привычны для космодесантников. Постоянное лицезрение уродующих ран или бионических протезов – всего лишь часть их жизни. Возможно, из-за этого Багровые Сабли с такой готовностью приняли свой новый облик? Отправляясь в Око Ужаса, они уже пропели погребальные гимны и уверили себя, что идут в последний поход. С такой точки зрения, какая разница, если космодесантник отрастит хвост или из его пальцев вытянутся бритвенно-острые когти? Раз уж подобные мутации помогают учинять кровавую резню, обрушиваясь на врагов, то это и к лучшему.

Новые глубины падения Править

Со времени битвы за Умидию далеко не все воины Багровых Сабель принимали растущее в ордене разложение или закрывали на него глаза. Некоторые, самые агрессивные из таких космодесантников, погибли, пытаясь предотвратить учиняемые боевыми братьями кровопролития или препятствуя им.

Правда, даже охваченные багряным наслаждением резни, воины ордена не желали убивать собратьев. Чаще всего, тех, кто пробовал обуздать себя или других во время безумного кровопролития, или тех, кто слишком громко протестовал после него, сковывали и бросали в арестантские камеры на кораблях Багровых Сабель. Среди них оказался даже родной брат самого Севаста Кранона. Ещё нескольких космодесантников заковали в цепи после того, как они подняли голос против мутаций боевых братьев, и к ним присоединился один из капелланов. Теперь уже бывший наставник ордена сломался, осознав ужасную истину – собственное наслаждение кровавыми зверствами – и просил собратьев избавить его от мучений, но вместо этого оказался в клетке.

Скованные и запертые, лишённые даже временного облегчения от голосов, приносимого массовыми убийствами, злополучные воины постепенно скатывались в буйное сумасшествие. Нижние палубы кораблей дрожали от яростных воплей безумцев, но Багровые Сабли по-прежнему держали их под замком.

Побоище продолжается Править

Столь много сырой энергии варпа изливается в реальный космос, окружающий Око Ужаса, что течение времени там становится по-настоящему странным. Пока в этом нечестивом пространстве тянутся дни, складываясь в недели, снаружи может пройти всего лишь несколько секунд. Багровые Сабли продолжали искупительный поход, обыскивая каждую новую планету, спутник или дрейфующий на волнах варпа скиталец, и, найдя признаки жизни, переходили в наступление, безжалостно преследуя свои жертвы до тех пор, пока не вырезали всех до последнего. Воинам казалось, что их смертоносная кампания длится уже долгие годы.

В начале похода библиарии ордена прилежно записывали все события Отступнических войн. Вернее, так они думали. Все, кто осмелился приблизиться к Оку Ужаса, рискуют безумием или одержимостью, а для обладателей псионически одаренного разума угроза намного выше. Итак, когда библиарии решили свериться с инфосвитками и хронологами, чтобы определить продолжительность последней кампании ордена, то не обнаружили ни одной записи о многочисленных битвах, только тарабарщину, письменное воплощение безумных голосов, звучавших в их головах.

Для Севаста Кранона новости из архивов оказались тяжёлым ударом. До этого он всё ещё надеялся стереть пятно позора с репутации Багровых Сабель, отправляя в Империум подробные записи о действиях ордена. Так Высшие Лорды Терры могли бы узнать о благородном и героическом самопожертвовании воинов, с которыми столь жестоко обошлись. В глубине души Кранон даже мечтал доказать необходимость Багровых Сабель для Империума и получить прощение, но это были беспочвенные надежды. Праведно или неправедно, воины были приговорены жестоким и неумолимым колоссом, и пути назад не существовало. Более реалистичным магистру казалось желание восстановить честь ордена и заслужить для Багровых Сабель добрую память и достойное место в летописях Империума.

Какая горькая ирония! Оказалось, что все это время они отправляли из Ока совершенную бессмыслицу или бредни безумцев, получив которые, власти Империума в одночасье убедятся, что воины одержимы и потеряны навсегда.

Хотя само понятие хода времени превратилось в нелепицу, Кранон знал, что с момента последней битвы минуло три дня. В той краткой стычке сам магистр ордена сразил главаря банды отступников, называвших себя Мародерами Гримлода. Севаст мог говорить о прошедшем времени уверенно, поскольку голоса в голове возвращались, пока что звуча почти беззвучным шепотом. Но не это заставляло Кранона беспокоиться все сильнее с каждым уходившим часом, а то, что Багровым Саблям не удалось найти на этой бесплодной планете новых врагов, чтобы вновь утопить голоса в крови.

Магистр ордена посмотрел на себя и на собственных воинов. С начала кампании орден потерял более двухсот космодесантников, и, не имея родного мира и обучающихся неофитов, восполнить утрату было невозможно. Кроме того, ещё примерно на пятьдесят воинов Кранон не мог рассчитывать, их не видели уже несколько дней. Как минимум один из пропавших космодесантников просто вырос из собственного доспеха, превратившись в нечистое чудовище, рыскавшее теперь на нижних палубах «Багряной чести». Как бы то ни было, его следовало поймать и запереть. Далее, Кранон подозревал, что разумы нескольких библиариев утратили стабильность, и воины балансируют на грани какого-то ужасного перерождения. Его родной брат, запертый в камере, отказывался говорить с Севастом, называя его предателем и убийцей. Даже корабли флота приобретали гротескные очертания – готические шпили вытягивались, шипастые лееры раздавались в стороны. Коридор, ведущий на капитанский мостик, определенно стал органическим.

В этот момент, утопая в бездне отчаяния и осознавая всю глубину постигшей его неудачи, Севаст Кранон решил, что больше не желает становиться неоплаканным мучеником. Ему хотелось жить.

Рассечённые тела и души Править

C slaughter.jpg

С Саблями покончено Править

Кранон собрал узкий круг наиболее доверенных офицеров и командиров Багровых Сабель, лучше остальных справлявшихся с симптомами проклятия. В него вошли магистры рот Рангальд и Шердон, ветеран-сержант Дразнихт, бывший капеллан Оркарк и магистр-библиарий Маннон, и только им Севаст раскрыл изменения в своем образе мыслей. Он заявил, что намерен отыскать способ покончить с проклятием и найти новое место в жизни, а не просто погибнуть со славой. Во многих отношениях, именно эти слова магистра ордена знаменовали признание орденом своего восстания против Империума, умышленного или по вине обстоятельств. Собравшиеся воины восприняли речь Кранона не с возмущением, гневом и возражениями, как он почти ожидал. Вместо этого, все они словно вздохнули с облегчением.

Оказалось, что каждый из присутствовавших командиров Багровых Сабель также испытывал муки сомнений, готовясь пожертвовать жизнью в искупительном походе. Они следовали за Краноном, верные долгу и принесённым клятвам, тому, что долгие годы направляло их жизни, но теперь казалось выхолощенным. Один за другим, космодесантники выдвигали личные аргументы, оправдывая нежелание становиться мучениками во имя тех, кто так быстро и ошибочно осудил воинов. Никто из командиров, как и Кранон, не упомянул, что мучившие их внутренние голоса уже некоторое время изрыгали схожие обличительные речи, порой теми же самыми словами. Казалось, воины ожесточают свои разумы, заставляя самих себя поверить, что нашёптанные обольстительные слова не имеют никакой власти над ними, что все решения приняты исключительно по собственной воле.

Так начался новый, непродолжительный этап похода, в течение которого растущий круг заговорщиков планировал, как лучше всего переманить на свою сторону остальных воинов ордена. Кроме того, они решали судьбу тех, кто настаивал на сохранении верности клятвам, принесённым Империуму и Императору. Так или иначе, Багровые Сабли были обречены.

Багровый раскол Править

Приказ действовать не поступал от Кранона до тех пор, пока все элементы заговора не встали на свои места. Орден провел десять долгих дней, не вступая в бой, пока не обрушился всеми силами на анклав культистов, поселившихся в дрейфующем космическом скитальце. На очищение полузаброшенного гиганта воины потратили трое суток, а по возвращении, на время успокоенные резней, вновь были призваны в грандиозный Сабельный Зал на борту «Багряной чести». Там они строились, отделение за отделением, рота за ротой, ожидая прибытия оставшихся братьев и начала речи своего повелителя.

Несмотря на залитые кровью доспехи и ошметки плоти, свисавшие с цепных мечей, каждый из воинов в багряной броне ощущал удовлетворение. На борту скитальца, названного «Потерянная надежда», обитали сотни тёмных паломников, почитателей Разрушительных Сил, завлечённых в Око Ужаса лживыми посулами могущества. Их предсмертные крики заглушили голоса в головах, пусть и ненадолго.

А затем Кранон обратился к боевым братьям, риторически спрашивая, сколько ещё они должны сражаться в Оке Ужаса. Когда-то магистр восхвалял храбрость воинов ордена, последовавших за ним в ужаснейшую область Галактики. Теперь он просил их найти в себе силы последовать за ним обратно. Кранон объявил, что больше не служит Империуму, и вместо этого посвящает жизнь поискам средства от растущего внутри безумия. Багровые Сабли мертвы, сказал он, облекая братство воинов именем, когда-то прозвучавшим как проклятие из уст служителей Империума, расследовавших преступления ордена на Умидии и Деметре.

Отныне и впредь, Кранон станет править Багровой Резнёй.

То, что произошло затем, закончилось быстро, но кроваво. Для части космодесантников случившееся стало последним ударом. Они слышали крамольные речи, и, оглядываясь вокруг, видели то, что когда-то клялись уничтожить. Военный совет Кранона заранее определил вероятных лоялистов и расположил вокруг них собственных союзников, указав им цели. Верных Империуму воинов, решивших сражаться, оказалось не так много, как предполагали заговорщики, и бойня вскоре закончилась.

Жизни космодесантников вновь изменились, теперь уже навсегда. Они перешли новый Рубикон, приняли ещё одно бесповоротное решение. Так вышла на свет Багровая Резня, по собственной воле избравшая путь к проклятию.

Новые вызовы Править

Вскоре Севасту Кранону довелось узнать, что командование бандой отступников сильно отличается от руководства обычным орденом Космического Десанта. Например, это оказалось намного опаснее. Отказавшись от раболепного следования приказам Империума, воины также разорвали клятвы верности и братства, объединявшие их прежде. Да и каким законам они могли следовать теперь, в месте, где не действовали даже законы реальности? Удержать Багровую Резню вместе теперь могли только Кранон, планы набегов и обещания богатой добычи. В течение нескольких часов орден изменился, подтвердив правоту Империума, давно заклеймившего воинов изменниками.

Под руководством Кранона офицеры и сержанты реорганизовали прежние роты, формируя небольшие банды. Подобная структура являлась более гибкой и лучше подходила Багровой Резне, начинавшей привыкать к новой жизни за пределами Империума. Случилось несколько поединков за право командования, и, в последовавшей неразберихе, довольно крупная банда захватила «Гордость Рогона» и покинула остальной флот. Большинство беглецов ранее принадлежали к 4-й роте, и командовал ими прежний её капитан, Дзартон. Судя по всему, они тайно планировали нечто подобное уже давно, и в последнем сообщении, полученном с «Гордости Рогона» перед уходом корабля в варп-прыжок, говорилось, что воины остаются Багровыми Саблями, разрывая прежние узы братства с изменниками. Если же они встретят Багровую Резню, то прольётся кровь.

В течение нескольких последующих битв – захвата укреплённой базы на пустынном мире вечной ночи и абордажа космического грузовоза с вышедшими из строя варп-двигателями – ещё несколько отделений воспользовались ситуацией и скрылись в безднах Ока. Как понял Кранон из того, что прочёл в мыслях беглецов магистр-библиарий Маннон, они хотели, никому не подчиняясь, попытать счастья на тропе грабежей и разбоев.

Поток дезертиров, показывавший его слабость как командира, беспокоил Кранона, но не так сильно, как прямые попытки покушений на его жизнь. Никакие прежние традиции не могли сдержать амбициозных подчиненных, ведь отступники всегда берут то, что хотят, и следуют за сильнейшим воином в банде.

Капитан Баркман прежде возглавлял 6-ю роту Багровых Сабель, и теперь голоса в голове говорили ему о грядущем величии, о праве захватить власть над Багровой Резней в собственные руки. Они шептали, что Баркман лучше подходит на роль главаря в предстоящих кровопролитиях, что Кранон слишком слаб. Бывший капитан и раньше жаждал занять главный пост в ордене, но всякий раз оказывался обойдённым на выборах нового магистра. Скрывшись от чутких ушей, Баркман заключал с бестелесными голосами жуткие соглашения, обещая поднести им горы черепов после прихода к власти. Наконец, ворвавшись на капитанский мостик «Багряной чести», отступник воздел гигантский цепной топор, вызывая Кранона на поединок. Тому не оставалось иного выхода, кроме как принять вызов, и вокруг воинов образовалось кольцо зрителей, жаждавших узнать, кто окажется сильнее.

Кранон больше века служил вместе с Баркманом, и между ними постоянно проходили учебные схватки. С тех пор, как оба воина были скаутами в 10-й роте, они испробовали все возможные варианты боев один на один, но сегодня их ждало не упражнение в фехтовании, а сражение за собственную жизнь и верховную власть над Багровой Резней.

В жуткой пародии на обычай, по которому проходили тренировочные бои Багровых Сабель, Кранон и Баркман подняли оружие в церемониальном приветствии, отступили назад и поклонились друг другу. Лишь затем начался поединок, и воины начали перемещаться в кольце наблюдателей. Баркман удобнее перехватывал рукоять цепного топора, а Кранон вращал в руке Императорский Клинок, и пылавшие демонические образы оставляли за мечом светящиеся следы.

Дуэлянты опасались друг друга. Оба принадлежали к числу наиболее одарённых фехтовальщиков ордена, и тренировались вместе достаточно долго, чтобы выучить повадки, финты и любимые уловки соперника. Однако, если кто-то из них ожидал изящного, как прежде, противостояния, то оказался сильно разочарован. Начавшаяся схватка оказалась ближе к смертельной драке, чем к утончённому противостоянию с подсчётом нанесённых и пропущенных ударов.

Со скоростью, неестественной для столь громадного воина, Баркман обрушил на противника серию жестоких размашистых ударов, рубя зажатым в двуручном хвате топором и стараясь рассечь Кранона надвое. В ответ выл на разные голоса Императорский Клинок, парируя выпады, способные пробить броню «Лендрейдера». Настолько безумная растрата сил должна была утомить даже стальные мускулы космодесантников, но сейчас в Баркмане и Краноне бушевали энергии варпа, и оба не замедлялись ни на секунду.

Присмотревшись к сопернику, Кранон перешёл в наступление. Меч засверкал ещё ярче, и бывший магистр постепенно заставил Баркмана отступить, а затем калечащим ударом рассёк доспех старого товарища, начисто отрубая правую руку ниже локтя. Цепной топор со звоном упал на палубу, впиваясь в неё жужжащими зубьями и застревая намертво. Неизвестно, ждал ли Баркман пощады от своего прежнего командира, но он её не получил – Кранон, крутнувшись на пятках, вложился в смертельный удар и рассёк врага вдоль от головы до паха. На секунду тело капитана оставалось неподвижным, но затем, словно нехотя, две половинки трупа разделились и, обливаясь кровью, рухнули на палубу.

Несмотря на манящие призывы голосов, ещё долго никто не решался бросить вызов Кранону.

От Сабель к Резне Править

Известно, что Багровые Сабли следовали указаниям Кодекса Астартес в отношении знаков различия и обозначений принадлежности отделений, но о конкретных деталях их символики сложно говорить с уверенностью. После случившейся измены, орден отказался от геральдики, которую использовал в течение тысяч лет, и сейчас она почти совершенно позабыта. Кроме того, под надзором Инквизиции все записи о ныне отлученных космодесантниках были стёрты, сокрыты или подвергнуты цензуре. По сути, они словно и не существовали вовсе.

Разрозненные показания свидетелей сообщают о том, что старую символику Багровых Сабель можно наблюдать и сейчас. Практически неизвестным остается тот факт, что воины 4-й роты, отколовшись от созданной изменниками Багровой Резни, в обстановке строгой секретности предпринимают попытки восстановления ордена. Хотя они достаточно долго блуждали в потоках варпа, но в итоге всё же сумели тайно вернуться на изначальный родной мир, отравленную радиацией планету Рогон в системе Бракатоа.

Обретение «Потерянной Надежды» Править

Хотя воины Багровой Резни больше не желали проститься с жизнью в самоотверженном и самоубийственном походе, сохранялась весьма высокая вероятность того, что Око Ужаса всё же окажется их могилой. Численность банды сокращалась на глазах, вследствие как боевых потерь, так и дезертирства. Флот изменников также не оставался невредимым, несколько кораблей получили серьёзные повреждения в столкновениях с противником или чудовищными обитателями бездны, охотившимися в водоворотах Ока Ужаса. Отчаянно пытаясь заткнуть голоса в головах, отступники не могли позволить себе долгих передышек между сражениями. Они должны были постоянно оставаться в движении, вечно искать новых жертв для резни, тем самым избегая соскальзывания в глубины безумия, откуда невозможно вернуться назад.

До отлучения Багровые Сабли никогда ни в чём не нуждались. Как и все ордена Космического Десанта, они могли своими силами обслуживать и ремонтировать вооружение и боевые корабли. В какой бы уголок Галактики не отправлялись воины, получив приказ о выступлении, за их спинами оставались ресурсы родного мира в системе Бракатоа, откуда – сначала с Рогона, затем с Дрогша – непрерывно поступали генетически улучшенные пополнения. Бесконечные состязания за право оказаться в рядах ордена отсеивали всех соискателей, кроме самых достойных представителей феодальных королевств звёздной системы.

То, чего не мог предоставить родной мир, давал Багровым Саблям бескрайний Империум. Орден обладал правом десятины среди одарённых неофитов Схоластики Псайкана, которые затем проходили подготовку в соответствии с писаниями Кодекса Астартес, чтобы однажды присоединиться к Библиариуму или, в случае неудачи, к хору астропатов. Для поддержания в надлежащем состоянии флота, вооружений и боевых машин, Багровые Сабли отправляли подходящих кандидатов на Марс для обучения таинствам Бога-Машины, а в случае крайней нужды всегда могли рассчитывать на поддержку миров-кузниц.

Всё это исчезло в одночасье.

Севасту Кранону и Багровой Резне ещё предстояло выучить первый урок отступников – ничто не даётся даром, всё берётся силой.

Налётчики из-за завесы Править

Когда-то Кранон стал магистром ордена не благодаря выдающемуся воинскому мастерству или тактической проницательности, но по причине напористости и энергичности. Отбросив наконец волнения, терзавшие его со времен Умидии, Севаст вновь стал человеком действия – хотя теперь он называл себя Кранон Непримиримый, но, как и прежде, успевал везде.

Сумев найти обратный путь к дрейфующему скитальцу «Потерянная надежда», воины Багровой Резни начали превращать колоссальное скопление кораблей в новую базу для боевых операций. Работая посменно, отступники отправлялись в ужасающие набеги, сбавляя напор безумия жестокими убийствами всех, кого могли отыскать. Неоднократно они разбойничали на маршрутах, ведущих из Ока Ужаса к Вратам Кадии, где находили всё новых жертв, неважно, тёмных паломников или заблудившихся путешественников. По возвращении они занимали места боевых братьев и продолжали перестроение «Потерянной надежды», а те отправлялись собрать свою часть кровавого урожая. Именно в это время Багровая Резня впервые начала покидать пределы Ока Ужаса, возвращаясь во владения Империума и принося с собой кровавую погибель.

Неизвестно, как долго продолжались труды отступников, но постепенно «Потерянная надежда» начала превращаться в неплохо обороняемую базу. Технодесантники, работавшие без передышки, понукая сервиторов и никогда не снимая сервосбруи, стали тем временем замечать странные изменения в своих навыках обращения с машинами. Они обнаружили, что способны теперь насыщать металл жизненными энергиями варпа. Когда Кранон посмотрел на своих техников и увидел на их спинах извивающиеся щупальца механодендритов, напоминающие живых железных змей, то едва не посочувствовал воинам. Но сострадание давно покинуло Севаста, и вместо этого он призвал ускорить работу, используя все преимущества новой формы. В дальнейшем Кранон пожелал заполнить многочисленные пустые трюмы скитальца пленниками, которых впоследствии предполагалось обратить в рабов и сервиторов Багровой Резни. Со свободным местом вопросов не возникло, поскольку «Потерянная надежда» состояла из десятка сплавленных вместе потоками варпа грузовых судов. Проблемы появились, когда дело дошло до захвата пленников – багряные отступники окончательно превратились в головорезов, залитых кровью, готовых на геноцид любой, даже самой густонаселенной планеты. Но в качестве рабовладельцев они никуда не годились и уступали в дисциплинированности оркам, постоянно убивая своих жертв до последнего человека. В лучшем случае воины Багровой Резни могли прийти в себя для того, чтобы собрать трофеи, но к этому моменту все потенциальные пленники уже оказывались разорванными на куски.

Итак, хотя теперь у отступников появилась база в Оке Ужаса, Кранон понимал, что они по-прежнему не в состоянии поддерживать собственную численность. Но однажды, когда Севаст обсуждал с голосами в голове дальнейший план действий, вокруг него вдруг тревожно зазвенели авгуры и завыли сирены.

Громадная «Потерянная надежда» выглядела ничтожной в сравнении с кораблем, появившимся из варпа.

Сделка с Прародителем Править

Из многочисленных иллюминаторов и наблюдательных отсеков скитальца воины Багровой Резни следили за чудовищным гостем, больше напоминавшим не звездолёт, а подвешенный в пустоте город-улей. Боевые корабли отступников не могли надеяться одолеть его, а бегство не представлялось возможным, поскольку «Потерянная надежда» не имела варп-двигателей. Скиталец просто дрейфовал в изменчивых потоках Имматериума, привычных для этой области пространства. Кранон уже готовился взять незнакомца на отчаянный абордаж, когда в комм-рупорах прозвучал запрос о разрешении подняться на борт.

Сам Фабий Байл объявлял о своем прибытии и желании встретиться с главарём Багровой Резни. Древнее и зловещее создание, один из легендарных изуверов, досаждавших Империуму, живой свидетель мифических времен Ереси Хоруса и предательства первых легионов Космического Десанта, отступник среди отступников, рассказы об экспериментах и жутких творениях которого слышал каждый воин на борту скитальца. Высшие Лорды Терры даже выпускали для орденов Астартес предупреждения об угрозе со стороны Байла, известного постоянными попытками похищений геносемени, обманом или силой.

Теперь бывший апотекарий Детей Императора, окруженный дюжими телохранителями, шествовал по облезлым палубам «Потерянной надежды». Невероятно древний, он всё же двигался со странной грацией, излучая угрозу. Байл, тысячелетиями продававший главарям изменников результаты своих генетических экспериментов, собрал собственные огромные армии, и мало кто мог сравниться с ним в мощи. Нынешний дом жестокого гения – по слухам, один из «старых миров» эльдар глубоко в Оке Ужаса – полнился древними технологиями, генными образцами и наиболее удачными представителями его отвратительных творений, Новых Людей. Запавшие глаза Фабия сияли, когда он упоминал о своих последних открытиях и горделивых устремлениях, утверждая, что «выращенный в лаборатории кусочек плоти может принести великие победы».

Фабий Байл, прозванный Прародителем, являлся величайшим знатоком в области генетики и клонирования. Но при этом тысячелетние труды по изучению эзотерического искусства превращений плоти не мешали ему столь же умело плести интриги. Густо соткав паутину союзов и обещаний, Байл не просто выживал, но даже процветал среди бурлящей в Оке Ужаса борьбы за власть. За долгие годы он предал столько покровителей, что уже тысячу раз должен был распрощаться с жизнью, но всегда вовремя оказывался под защитой нового, более могущественного благодетеля. Конечно, обладая армией улучшенных воинов, Фабий Байл мог забирать желаемое силой, но старый ученый давно понял, что сделки приносят ему куда большую выгоду.

А выгоду он измерял в геносемени.

Кранона поразило, что нежданный гость уже успел узнать о появлении бывших Багровых Сабель. В обольстительных речах Фабий поздравил воинов, превознося мудрость принятого ими решения, но предлагал он не только советы, но и помощь. Байл уже знал о главной заботе Кранона, невозможности создать новое поколение космодесантников. У бывшего магистра уже осталось меньше половины воинов от прежней численности Багровых Сабель, и с этой неприятностью Фабий Байл мог помочь, хотя и за определённую цену.

Обещания и соглашения легко дались Кранону, но кое-что оказалось не так просто принять. В конце концов, Севаст передал Байлу воинов, отказавшихся присоединиться к Багровой Резне, обрекая их на ужасную, отвратительную судьбу. Камеры на кораблях отступников опустели, и единственным, кого пощадил Кранон, оказался его родной брат.

Но даже этот жалкий осколок милосердия вскоре исчезнет.

Неудержимая Багровая Резня Править

Как долго воины Багровой Резни занимались превращением космического скитальца в военную базу, доподлинно неизвестно. Отступники больше не вели записей, а за ходом времени никто не мог уследить, поскольку они находились внутри бурлящих вихрей Ока Ужаса и испытывали на себе воздействия варпа, нарушавшие привычные законы реальности. Точно можно сказать, что тяжкий труд отнял много десятилетий, и в течение этого срока изменники продолжали налёты, как внутри Ока, так и в пределах Империума.

По причине грандиозности владений Императора, под рукой которого пребывает более миллиона населённых миров, разбросанных по бескрайним просторам Галактики, эти внезапные и краткие наскоки вряд ли привлекали большое внимание. В эпоху войны подобные сражения и человеческие жертвы весьма распространены во всех пяти сегментумах. Однако, несмотря на незначительную численность атакующих – от пятидесяти до ста космодесантников Хаоса – начинало возрастать определённое беспокойство, причиной которого стало крайне непропорциональное количество жертв.

Многие безжалостные враги Империума наносили в свое время ужасающий урон человечеству или совершали тошнотворно садистские преступления. И всё-таки, налеты Багровой Резни всегда привлекали особое боязливое внимание. Прежде всего, они являлись космическими десантниками Хаоса, злейшими врагами, само существование которых Империум старался скрыть изо всех сил. Власти никогда бы не признали того, что лучшие, надежнейшие воины человечества могут поддаться ереси. Далее, нечто куда более зловещее сопутствовало Багровой Резне. Записи пикт-камер – ведь живых свидетелей оставалось необычно мало – демонстрировали кровожадных убийц, словно пропитанных загадочными энергиями варпа, сражающихся в окружении призрачных сил.

Обагрённые изменники оставляли за собой не только кровавый след массовых убийств, но и признаки порчи. Ужасы, от которых кровь стыла в жилах, пробуждались после их отлёта, пагубные призраки, ещё долго нарушавшие покой замерших в страхе миров. Ещё одним отличительным символом вторжений Багровой Резни стали отмеченные проклятием Хаоса явления, слишком хорошо знакомые людям 41-го тысячелетия. На аграрном мире Грюнальд отступники уничтожали целые общины, но одного их присутствия оказалось достаточно, чтобы завяли и начали кровоточить посевы. Целый континент оказался обреченным на голодную смерть. После рейда, уничтожившего наблюдательный бункер на спутнике Тарка, поверхность луны покрылась рядами неровных кратеров, при наблюдении с орбиты складывавшихся в колоссальную восьмиконечную звезду. Охотники на ведьм Ордо Еретикус изучали леденящие душу следы Багровой Резни, выдвигая первые теории о возвращении растленных Багровых Сабель.

Новые рекрутыПравить

Ордена Космического Десанта пополняют ряды, отыскивая лучших прирождённых воинов человечества, и поэтому множество из них набирают рекрутов с диких миров, либо миров смерти, где само выживание является уделом сильнейших и наиболее приспособленных. Как известно, Багровые Сабли находили кандидатов на феодальных планетах, где постоянные войны между соперничающими правителями обеспечивали необходимый уровень состязательности, гарантируя, что выжившие юноши окажутся превосходными бойцами. Теперь Кранон оказался заинтересован в создании подобия прежнего цикла набора и тренировки рекрутов, только уже для пополнения рядов Багровой Резни.

При поддержке Фабия Байла отступники развернули на борту «Потерянной надежды» огромные лаборатории, уставленные рядами хим-резервуаров, в которых росли органы, предназначенные для последующей пересадки кандидатам во время их трансформации в инициатов. Несколько первых вылазок воинов Кранона в реальный космос для похищения потенциальных рекрутов закончились безрезультатно – либо отступники забывали о своей цели и вырезали всех подряд, либо пленники умирали после отторжения органов уже на первых этапах процесса. На счастье Багровой Резни, решение их проблем уже приближалось к «Потерянной надежде».

Банда Севаста Кранона приобретала все более громкую репутацию как в Оке Ужаса, так и за его пределами. Многие сборища культистов, как и небольшие группы мятежных космодесантников Хаоса, вспоминали обагрённых воинов с тревогой, припоминая их беспощадные атаки во времена Отступнических войн, но куда больше смертных служителей Губительных Сил уже стекались под знамена Багровой Резни. Многие из этих так называемых «тёмных паломников» собирались вместе, покидая тоталитарный Империум в поисках новой жизни и шанса стать кем-то значительным. Большинство обрели только жуткую гибель, попав на съедение демонам или став развлечением для банд отступников. Чтобы выжить в подобном окружении, требовались ловкость, стойкость и определённый уровень психического нездоровья – те же самые характеристики, что встречались у жителей опаснейших миров смерти. Часть послушников, сумевших добраться до «Потерянной надежды», оказались достаточно юными для проведения имплантаций, хотя вначале им предстояло пройти ряд испытаний. Кроме того, тела паломников, проведших слишком много времени в потоках варпа, оказывались не в состоянии принять новые органы, но и для отсеянных находилось применение. Кого-то обращали в сервиторов, а остальные присоединялись к растущим сборищам культистов, привлечённых кровожадными свершениями Багровой Резни.

Резня и избавлениеПравить

Как только численность Багровой Резни вновь стабилизировалась и начала повышаться, Кранон понял, что пришло время для крупномасштабной вылазки на территорию Империума. Для подобной операции имелось немало причин: продемонстрировать силу, отомстить тем, кто предал обагрённых воинов, и, разумеется, на время избавиться от голосов. Ещё кое о чем Севаст Кранон пока не распространялся.

Случилось так, что после долгих поисков средства, способного навсегда изгнать мучающие воинов бестелесные шепоты, бывший магистр наткнулся на многообещающую зацепку. Следуя варп-видениям главного чернокнижника Маннона, Кранон глубоко заинтересовался загадочным артефактом, известным как камень Адского Пламени. Голоса в голове пугались даже упоминаний о нем, начиная вдвое сильнее обычного нести тарабарщину, порой мешавшую Севасту ясно мыслить. Одного этого хватило Кранону, чтобы убедиться в правильности своих догадок. Узнав, что последний раз артефакт якобы видели где-то на южных окраинах Галактики, он приказал собрать все мелкие банды, набрать культистов для дальнейшего увеличения численности Багровой Резни и приготовить к походу все имеющиеся боевые корабли. Так разгорелось пламя, охватившее десяток миров неподалеку от Сокрытого региона, и это были уже не краткие налеты, а полномасштабное вторжение. Первым под натиском Багровой Резни пал Вердфолл. По данным с авгуров и на старых картах, имевшихся у Кранона, планета находилась под властью Империума, но фактически на ней оказались орки. Мир совсем недавно был завоеван ими, и зеленокожие как раз растаскивали всё, что могли найти подходящего для своих построек и техники, начинавшей разваливаться в процессе сборки.

Спустя всего лишь несколько минут после выхода в реальный космос и занятия орбиты над Вердфоллом, Багровая Резня начала одновременную атаку по восьми фронтам. Зоны высадок отступников располагались вокруг мест, отображавшихся на датчиках как наиболее густонаселенные территории, вот только оказалось, что вместо мирных граждан Империума там скопились орки.

Но Багровая Резня вышла на бой за пределами Ока в количестве, почти не уступавшем временам полноценного ордена, а не как небольшая банда налетчиков. Эффект оказался ошеломляющим. Неизвестно, была ли причина в огромной численности воинов, или неукротимой ярости их атаки, но сверхъестественные проявления, сопровождавшие Багровую Резню, резко усилились. Гибельный колдовской огонь пылал в глазах воинов, рогатые шлемы казались увенчанными коронами молний, болты оставляли за собой странные сверкающие следы и вопили от восторга, поражая цель. Призраки выползали из теней, визгливыми, нестройными воплями приветствуя облачённых в багряную броню отступников. Парализованные страхом гроты бросали оружие и пытались зарыться в обломках, а после первых рассекающих ударов Багровой Резни по фронту зеленокожих дрогнули и отступили даже храбрейшие орочьи ватаги. Отступники преследовали бегущих тварей, истребляя их целыми тысячами.

После нескольких дней и ночей безостановочной резни обагрённые воины прекратили атаки и вернулись на корабли, ждавшие на орбите, оставляя за собой изуродованные трупы орков и дымящиеся остовы их боевой техники. Не нашлось, правда, никаких знаков или данных с авгуров, указывавших на то, что камень Адского Пламени находился на Вердфолле.

Но голоса в голове на время замолкли и Кранон начал планировать следующую атаку.

Противостояние с Ангелами Править

Нападения обагренных воинов оказались детально описанными во множестве документов, хотя позднее Империум пресекал распространение информации о вторжении. Труднодоступность планет, расположенных на южной окраине Галактики, и стремительность, с которой Багровая Резня опустошала миры, означали, что к моменту приема сигнала бедствия изменники уже направлялись к следующей цели. Лишь способные на быстрое реагирование космодесантники могли противостоять тактике отступников. Ни Имперская Гвардия, ни Силы Планетарной Обороны не могли сдержать ярость банды Севаста Кранона, и поэтому зов о помощи получили Адептус Астартес.

Подразделения нескольких орденов прибыли в зону вторжения.

Тёмный секретПравить

Вновь и вновь Багровая Резня появлялась из варпа, принося гибель и разорение, но Кранон пока ни на шаг не приблизился к своей истинной цели, камню Адского Пламени. В этой отдаленной области космоса ещё оставались сотни неисследованных планет, но теперь у Севаста появилась новая зацепка, хоть и весьма отвратительная. На спинах сотен жертв последнего нападения обнаружились схожие узоры воспаленных рубцов, и сначала Кранон решил, что они всего лишь уничтожили очередной культ. В конце концов, многие фанатики уродовали себя ещё сильнее, в том числе и те, кто сражались вместе с Багровой Резней. Однако Маннон, некогда магистр-библиарий бывшего ордена, подметил, что символы возникли на телах жертв одновременно с появлением Багровой Резни, наверняка знаменуя некое послание из варпа, попытку помочь отступникам. Действительно, после того, как мертвецов аккуратно освежевали и сложили полученные куски вместе, рубцы составили на кожаном полотне подробную карту, с координатными векторами и осмысленными обозначениями.

Следуя полученным указаниям, флот Багровой Резни оказался у безлюдной луны, пустоши, усеянной кратерами. Сканирование не выявило никаких колдовских энергий, и Кранон засомневался в том, что найдет здесь артефакт, но затем по данным авгуров удалось обнаружить двух живых существ, единственных созданий на всём небесном теле. Стремясь раскрыть тайну рубцовой карты, Севаст Кранон вместе с личной охраной из терминаторов телепортировался на поверхность. Руины строений, возведённых чужаками, позволили понять, что луна некогда служила сторожевым постом, но для какой именно расы ксеносов, определить не удалось. Высадившийся отряд, бродя среди развалин и просто завернув за угол, внезапно обнаружил двух споривших воинов. Оба незнакомца оказались облачены в силовую броню, но один из них носил поверх неё длинную рясу с капюшоном. Поражённые тем, что кто-то обнаружил их в столь заброшенном месте, странные воины тем не менее мгновенно выхватили оружие и открыли сверхъестественно точный и быстрый огонь.

Схватка вышла недолгой, и, ценой гибели пяти терминаторов, Кранон захватил живьём одного из врагов в черной броне. Вооружённый двумя пистолетами воин в рясе, выстрелы которого сразили почти всех из убитых отступников, таинственным образом избежал пленения и исчез с пустынной луны. Разозлённые случившимся, воины Багровой Резни доставили схваченного незнакомца на корабль, и Кранон передал его Маннону для допроса. Как оказалось, в поисках спрятанного артефакта отступники невольно раскрыли секреты, хранившиеся десять тысячелетий. Сломавшийся после применения ментального зондирования и иных, более убедительных методов, пленник рассказал Маннону много интересного о себе и своём ордене. Его звали Туриил, и в своем покрытом тайнами прошлом он принадлежал к числу Тёмных Ангелов. О сбежавшем собеседнике схваченный воин мог сообщить немногое – тот прибыл незадолго до Багровой Резни, говорил, что предчувствует опасность и умолял Туриила бежать. Тёмному Ангелу явно стоило прислушаться к словам незнакомца.

Казавшийся нестареющим Туриил за свою долгую жизнь избороздил Галактику вдоль и поперек, чаще всего сражаясь в качестве наемника, порой даже в союзе с другими отступниками из Ока Ужаса. Так или иначе, он раскаивался во многом из содеянного и выбрал для покаяния вечное одиночество на задворках Империума. В своих странствиях Туриил слышал о камне Адского Пламени, и сумел помочь Маннону сузить зону поисков, а затем, отчаянно пытаясь выторговать свободу, даже открыл возможное местонахождение ещё нескольких Падших.

Тёмная местьПравить

Узнав об этом, Кранон вскипел от гнева. Его собственный орден по недоразумению объявили отверженным, в то время как виновных в ереси потомков Первого легиона заваливали почестями и наградами Империума! Чашу терпения переполнило воспоминание о том, что Тёмные Ангелы были среди орденов, приложивших руку к истории Расколотого Слияния, первому шагу на пути Багровых Сабель к изгнанию. Камень Адского Пламени мог подождать.

Зная секрет Тёмных Ангелов, их легко можно было заставить сражаться в самых невыгодных условиях, но Кранон хотел, чтобы первая схватка с Багровой Резней стала для врага поистине незабываемой. Отправив небольшие банды на захват Падших, упомянутых Туриилом, он подготовил ловушку, использовав для этого Поминовение Штерн, недавно основанный мир-храм Экклезиархии.

С привычной внезапностью и жестокой яростью Багровая Резня обрушилась на Поминовение Штерн, не оставляя жителям планеты ни шанса на спасение. Демонические машины и хельбруты наводили ужас на улицах, запруженных толпами беглецов, давя с каждым шагом множество беспомощных жертв. Звонили колокола десяти тысяч соборов, но их небесные звуки ничем не могли помочь обреченным, как и отдельные очаги сопротивления Сил планетарной обороны или немногочисленных почётных стражей Адепта Сороритас. Багровая Резня не замедлялась ни на мгновение, и ужасное побоище завершилось лишь смертью последнего из обитателей мира-храма. Затем отступники перешли к следующему шагу их плана, собирая тела и складывая их в соборах, так, что груды трупов громоздились до самых сводов, словно мрачные трофеи в сокровищницах. После этого Кранон приказал чернокнижникам банды отправить послание Тёмным Ангелам, телепатическую инфекцию, способную заразить язвами координат тело любого, кто воспримет сообщение. Но, кроме карты, послание содержало имя одного из Падших, которого сыны Эль’Джонсона могли найти на Поминовении Штерн, и насмешки над хранителями грязных тайн. Среди гор мертвецов Кранон в самом деле оставил недавно схваченного Ангела, желая убедить врагов в том, что их скрытое прошлое вышло на свет.

Подготовив ловушку, Багровая Резня покинула опустошенную планету, вернувшись в варп и ожидая там появления противника. Они знали, что Ангелы не станут медлить. Действительно, вскоре ударный крейсер «Гордость Калибана» вышел в реальный космос и осторожно занял орбиту над Поминовением Штерн. Пара «Громовых ястребов» высадила на поверхность подразделения 5-й роты, и Кранон, дав им время увидеть и осознать весь ужас сотворенного Багровой Резней на мире-храме, захлопнул ловушку.

Множество десантных судов ворвалось в атмосферу, неся на борту обагрённых воинов, и, не успев эвакуироваться, Тёмные Ангелы оказались в окружении стремительно высадившихся отступников. Так, на узких извилистых улочках, в окружении величественных зданий, произошла первая битва этого противостояния, закончившаяся отступлением Тёмных Ангелов, проигрывавших в численности и неспособных устоять перед неистовым натиском Багровой Резни. Хотя калибанцам удалось захватить Падшего, известного как Аттиас Необузданный, они потеряли многих боевых братьев, включая Задакиила, магистра 5-й роты.

Битва за Посадку БейнаПравить

BanesLanding.jpg

Битва за Посадку Бейна

Вскоре Багровая Резня по приказу Кранона вернулась к поискам камня Адского Пламени. Её яростное продвижение по сектору отмечали разрушенные и залитые кровью миры, но артефакт оставался столь же недосягаемым. Тем временем, иная сила вышла на след самих отступников.

Тёмные Ангелы поклялись покарать изменников, говоря об отмщении за гибель командира 5-й роты, но за этим скрывалась жажда уничтожения тех, кто узнал их древний секрет. Беспощадной была их охота, и на десятке миров, опустошённых Багровой Резней, вспыхивали бои. Поначалу все ограничивалось краткими стычками, поскольку к моменту прибытия Тёмных Ангелов изменники уже скрывались в варпе, но на планете, названной Посадка Бейна, воинам ордена всё же удалось выследить основные силы врага. Так случилось лишь потому, что именно там Кранон наконец отыскал цель похода, камень Адского Пламени.

Чтобы завершить ритуал, Кранону следовало найти древний алтарь и принести на нем в жертву верного космодесантника. Стоило Тёмным Ангелам понять, к чему стремится противник, они немедленно бросили все силы на предотвращение кровавого обряда, и завязались многочисленные схватки, в которых сражавшиеся истребляли друг друга, не желая отступать. Мотоциклисты Крыла Ворона бились против Губителей Дразнихта, избранных воинов, сражавшихся под его началом ещё в 1-й роте Багровых Сабель. Кранону почти удалось провести ритуал, но в последний момент победу вырвал из его рук пленный Тёмный Ангел. Воин, с огромным трудом взятый живым, героически покончил с собой, не позволив Багровой Резне добиться желаемой цели.

Раздосадованные неудачей изменники, уступавшие врагу в численности, отступили в варп.

Мрачное осознаниеПравить

После сражений с Тёмными Ангелами флот Багровой Резни вернулся в Око Ужаса. Севаст Кранон бушевал в гневе, его терзала ярость, не находящая выхода, и невыносимо мучили бестелесные голоса. В гуще битвы, когда пролитая кровь на миг заставила их отступить, Кранон вдруг прозрел, осознав, что его подло использовали.

Это произошло в решающий момент сражения на Посадке Бейна. Когда отступники готовились омыть камень Адского Пламени кровью схваченного космодесантника, Кранон почувствовал, как омрачаются небеса и ощутил, что внутренние голоса, ставшие частью его, подрагивают от возбуждения. Они не боялись грядущего ритуала, а с наслаждением ожидали его. Слова, помимо воли срывавшиеся с губ Севаста во время кульминации обряда, звучали на неизвестном языке, но теперь он понял, что прежде уже слышал похожие заклинания. Культисты Балету выкрикивали их на Умидии, пытаясь призвать из варпа созданий своего покровителя, Кхорна, но Кранон и его Багровые Сабли истребили ничтожеств, не позволив завершить ритуал. Древнее колдовство камня Адского Пламени не могло изгнать внутренних демонов Багровой Резни, оно лишь сделало бы их сильнее. Кто-то готовил для отступников новое, ещё более мрачное будущее. Пытаясь разгадать причины произошедшего, Кранон вернулся на «Потерянную надежду», где обнаружил, что за время его отсутствия полузаброшенный скиталец увеличился в размерах и стал намного оживлённее прежнего. Вести о походе Багровой Резни звучали повсюду, привлекая под знамена беспощадных воинов множество культистов, отступников и целые банды космодесантников-предателей.

У Кранона оставалось мало времени до возвращения голосов, а сделать требовалось многое. Следовало принять определяющие решения, прежде чем безумие поглотит изнутри армию Севаста и его самого. Кроме того, сама «Потерянная надежда» превратилась в бочку с порохом, её палубы наводнили бесчисленные культисты и разрозненные шайки, соперничавшие друг с другом за благосклонность Багровой Резни. Наконец, недавно явилась банда берсеркеров Кхорна, пресытившихся жалкими налетами в составе мелких отрядов и жаждавших принять участие в эпических погромах, принесших печальную славу Багровой Резне.

В удержании контроля над происходящим Кранону могла помочь только новая война.

Цель – Новое ИскуплениеПравить

Обсудив последние новости о создании следующего поколения космодесантников, Кранон понял, что должно стать следующей целью Багровой Резни. Дело в том, что рекруты, получившие геносемя боевых братьев, хорошо переносили процесс трансформации, но те, кому имплантировали органы, выращенные в лабораториях Байла, превращались в диких и неуправляемых чудовищ. Кранон же нуждался во множестве новых воинов, а имевшиеся запасы геносемени не позволяли рассчитывать на быстрое достижение цели. Для получения стабильного материала требовался новый захватнический поход, и, после недавних сражений и разгоревшегося противостояния, Севаст точно знал, какой орден изберет своей жертвой. После уничтожения их родного мира, Калибана, Темные Ангелы набирали кандидатов с множества различных планет. Их новый дом, Скала, представлял собой мобильную базу на астероиде, снабженном варп-двигателями и способном по мере необходимости перемещаться между мирами и зонами боевых действий. На каждой из завоеванных ими планет Тёмные Ангелы возводили цитадели, крепости-монастыри, снабженные всем необходимым для имплантации геносемени и последующих тренировок новых космических десантников.

Варп-видения чернокнижников помогли Кранону в поисках одного из таких миров, наилучшим образом подходящего для планов Багровой Резни. Целью изменников стала крепость Новое Искупление, возведенная Тёмными Ангелами на покрытой льдами планете Нумарк, самой отдаленной от солнца в густонаселённой звёздной системе. На этом замороженном мире выживала горстка людей, беспрестанно сражаясь с жестоким климатом и беспощадными хищниками, в условиях, превосходно подходящих для воспитания достойных рекрутов. За стенами Нового Искупления Темные Ангелы выбирали лучших воинов этих безжалостных пустошей, и именно туда отступники собирались нанести удар, достаточно стремительный, чтобы не дать Империуму времени для контратаки.

Проблемы начались сразу же, как только флот Багровой Резни вышел из варпа. Завыли сирены, сообщая о присутствии поблизости вражеских звездолётов, и глазам Кранона предстали корабли Тёмных Ангелов на орбите Нумарка. Следующий шквал тревожных сигналов ознаменовал торпедную атаку противника, и, поскольку флот изменников утратил элемент неожиданности, разумно было бы отступить в варп. Даже в случае победы в космическом сражении, Багровую Резню ждали бы полностью готовые к стрельбе оборонительные лазеры Нумарка, что превращало высадку в самоубийственную авантюру, и, возможно, подкрепления Тёмных Ангелов уже направлялись в систему. Но Кранона не просто так прозвали Непримиримым. Он скомандовал флоту перейти в наступление, и батарейные палубы открыли огонь по далёким целям.

Всего у Багровой Резни оставалось шесть кораблей, но два из них в основном использовались в качестве транспортов. Из остальных наибольшим тоннажем обладала «Багряная честь», флагман Кранона, но самым опасным, возможно, являлся «Скимитар» с его могучим носовым тараном. Несмотря на то, что несколько выпущенных ими торпед попали в цель, корабли Тёмных Ангелов оказались не готовыми к наступлению врага и начали маневрировать, собираясь использовать планету в качестве прикрытия от быстро приближавшегося флота хаоситов. Именно этого и хотел Кранон, планировавший не ввязываться в космическое сражение, а отогнать противника и лишить его наземные силы орбитальной поддержки. Теперь от Багровой Резни требовалось нанести стремительный и сокрушительный удар, желательно завершив операцию на поверхности до того, как вражеские корабли вернутся и вновь вступят в бой. Противник не мог не осознавать, что целью отступников являются хранилища Нового Искупления, поскольку флот Хаоса не имел достаточного превосходства в численности или огневой мощи, чтобы одновременно вести космическое сражение и высаживать либо эвакуировать десант.

Как и планировалось, быстроходный сторожевик «Железная оса» первым вышел на орбиту Нумарка. Как самый маленький и наиболее скоростной из всех боевых кораблей Кранона, он имел наибольшие шансы избежать попаданий с поверхности, и вскоре с него высадились три банды, задача которых заключалась в подавлении трёх баз с зенитными батареями на данном полушарии планеты. Поскольку времени оставалось меньше, чем изначально рассчитывали отступники, Севаст приказал следующей волне атакующих немедленно приступить к десантированию. Транспортники «Скованный адом» и «Несущий смерть», выйдя на орбиту, тут же выпустили хищные стаи охотников и рои десантных кораблей, и лишь после этого лучи оборонительных лазеров начали пронзать плотную атмосферу Нумарка.

Реактивные истребители «Нефилим» вылетели на перехват, но их пилоты не ожидали встретить крылатых металлических чудовищ, рванувшихся навстречу им из облаков. Хельдрейки нанесли удар, шестиствольные автопушки «Гадес» выплюнули потоки огненной смерти, и половина самолетов Тёмных Ангелов, запылав, свалились в беспомощное пике, отмеченное дымными шлейфами. В последовавшем воздушном бою оставшиеся «Нефилимы» разделили участь товарищей, разорванные когтями или рассеченные острыми, словно косы, крыльями демонических созданий.

Несколько транспортников Багровой Резни все же погибли, разорванные снарядами макропушек или пронзённые лучами оборонительных лазеров, но отчаянный заградительный огонь понемногу стихал, поскольку передовые отряды отступников уже добрались до наземных батарей и орбитальных платформ Тёмных Ангелов. Вскоре на поверхности Нумарка оказалось достаточно хаоситов, чтобы взять в кольцо окружения украшенную ангельскими крыльями цитадель Нового Искупления. Из завывающих снежных буранов выходили отделения воинов в обагрённой броне, ковыляли «Осквернители» и топали ревущие хельбруты. Атаке недоставало изящества, но для него просто не было времени, ведь Багровая Резня явилась за сокровищем, скрытым в хорошо охраняемой крепости, и его требовалось заполучить до возвращения флота Тёмных Ангелов.

Защитники Нового Искупления также понимали, что, если им удастся продержаться достаточно долго, то в ответ на зов о помощи могут прийти подкрепления. Рясы воинов трепетали на ледяном ветру, пока они бежали к внешним укреплениям, готовясь дать отпор захватчикам. Взрывы сотрясали снежные равнины, вздымая гейзеры ледяных осколков, и могучие, напоминающие кентавров cтальные изверги выступали из разъяренной бури. Чудовища вели непрерывный огонь из орудий, но по мере приближения к цитадели также начали обстреливать траншеи лоялистов яростными залпами странных зарядов, оставлявших за собой огненные следы. Над грохотом битвы разносились боевые кличи берсеркеров Кхорна, та же кровавая песнь, что все последние десять тысяч знаменовала приближение непередаваемо жестокой резни.

Единственное, на что могли надеяться Тёмные Ангелы – сократить численность врагов до того, как те подберутся вплотную. Шквалистый снег и ответный огонь изменников осложняли задачу, хотя космодесантники обладали необходимыми умениями и средствами для ведения точной стрельбы в столь неблагоприятных условиях. Но даже они оказались не готовыми к налетевшей вдруг призрачной волне потусторонних созданий, извивающихся вокруг космодесантников, заставляя промахиваться даже самых дисциплинированных. А затем, слишком быстро, чтобы кто-то успел прийти в себя, обрушился багряный прилив, прокатившись по оборонительным линиям и дальше, во внутреннюю цитадель. Последняя контратака бронетехники и полуобученных скаутов захлебнулась в крови, сокрушённая обезумевшими от вечных мук хельбрутами.

Один из «Осквернителей» разорвал гигантскими клешнями трижды запечатанные врата в обитель Тёмных Ангелов. Пока отделения Багровой Резни грабили залы цитадели, чернокнижники и тёмные апостолы бродили среди мертвецов, бессердечно выдирая геносемя из тел врагов. После того, как остальные банды уничтожили все три наземные установки оборонительных лазеров, корабли отступников вернулись на орбиту и подобрали наземные силы с их богатыми трофеями.

На поверхности Нумарка не осталось в живых ни одного Тёмного Ангела.

Чёрный Крестовый поход Править

C s.jpg
"Очистим планету, братья! Омоем её кровью людей!"
— Кранон Непримиримый

Величайшие из всех вторжений Хаоса называют Чёрными крестовыми походами. Лишь самым могущественным чемпионам хватает сил, чтобы сплотить враждующие армии и удержать их вместе достаточно долго, чтобы вырваться из Ока. И каждый раз вся Галактика словно задерживает дыхание, ведь войны такого масштаба и невыразимая ненависть сражающихся в них воинов могут уничтожить всё, что когда-либо было и когда-либо будет в бытии.

Возглавляемая Краноном Непримиримым Багровая Резня завоевала в Оке Ужаса собственные владения. Ряды группировки разрастались, со всех концов Империума на «Потерянную надежду» стекались отступники. Большинство было культистами, бесполезными червями, чьи жалкие жизни воины Резни могли использовать так, как сочтут нужным. Однако некоторым многообещающим еретикам позволяли идти дальше. Часть из них оказывалась достаточно сильной даже для аугментации и получения геносемени, которое превратит их в новообращённых. Конечно, до последних испытаний боем воинам Багровой Резни не дозволялось облачиться в красные силовые доспехи и присоединиться к новым братьям, но после их ждало участие в воинстве, которое было гораздо многочисленней орденов космодесантников.

Абаддон Разоритель Править

И потому немного времени прошло прежде, чем на Багровую Резню обратил внимание сам Абаддон, магистр войны Хаоса. Среди живущих по волчьему закону отступников Ока Ужаса каждому следовало следить за возможными соперниками, даже находящимся на вершине пищевой цепочки предводителям. Конечно, никто не мог сравниться по численности и могуществу с воинствами космодесантников Хаоса, из которых самым грозным и дисциплинированным был Чёрный Легион. Говорили, что лишь воля Абаддона может собрать воедино многоликие орды Ока. И теперь сам Абаддон обратил свой взор на новоприбывших. За десять тысячелетий правления он видел многие взлёты и многие падения. Кем были эти выскочки? Почему они не прислали дань и не склонились перед ним? Был ли Кранон очередным соперником, которого следовало сокрушить перед долгожданным концом Долгой Войны?

После возвращения Кранона с Мирмидракса по палубам космического скитальца, словно лесной пожар, пронеслась молва о его битве с Повелителем Перемен. Большинству воинов Багровой Резни не было дела до того, кого им убивать, но многие культисты содрогнулись. Они боялись демонов и хотели стать их союзниками, а не врагами. И вот во время раздумий о новых планах Кранона потревожили прибывшие на «Потерянную надежду» посланники Чёрного Легиона и потребовали, чтобы он встретился с Абаддоном и присоединился к Чёрному крестовому походу против Империума. Кранон хорошо понимал, что на такие предложения лучше не отвечать отказом.

В свою бытность главой ордена космодесантников он встречался с такими прославленными воителями, как великий магистр Марней Калгар, лорд-командор Данте и верховный гроссмейстер Азраил. Но ничто не могло сравниться с той аурой зловещего величия, которую Кранон ощутил на борту «Планетоубийцы», исполинского корабля магистра войны, представ перед огромным Разорителем. Было сложно сконцентрироваться с шепчущими советы голосами в голове, но Кранон старался и, наконец, когда настал его черёд, поклялся присоединиться к Чёрному крестовому походу, но лишь на условии, что ему дадут убить демона Тзакс’лан-тара независимо от того, будет тот союзником или нет. Услышавшие гордые слова Кранона, владыки Хаоса, князья демонов, чемпионы и чернокнижники застыли. Никто не осмеливался ставить условия магистру войны. Он убивал и за меньшее.

Под руководством Абаддона было много разобщённых сил, начиная соперничающими легионами и заканчивая ожидающими в варпе демоническими примархами. Чего у него не было, так это желания терпеть глупую гордость меньших чемпионов. Они должны были склониться перед ним или умереть. Но что-то в горделивой осанке Кранона восхитило Абаддона. Несмотря на бесчинства воинов Багровой Резни, своё дело они знали, а это до сих пор было приятно видеть той части магистра войны, которая оставалась тем же старым легионером. К тому же, кому, как не Абаддону, было знать о подлости демонов? Магистр войны расхохотался и принял Багровую Резню в воинство своего похода, дав ей почётное место среди наступающих.

Признак хорошего командира, возглавляющего союз разных воинств – нахождение каждому из них наилучшего применения. Абаддон уже был наслышан о молниеносных карательных налётах Багровой Резни и потому поручил им заняться во время 13-го Чёрного крестового похода именно этим. Пока основные силы Абаддона начнут подготовку к штурму Кадийских Врат, Багровая Резня будет сеять ужас в тылах Империума.

Время шока и кошмара Править

Не теряя времени даром, Кранон повёл собравшийся флот Багровой Резни в обход Кадийских Врат, дабы проникнуть вглубь территории противника. Его кампания шока и ужаса должна будет оттянуть часть подкреплений, которые ринуться в битву за Врата и, что важнее, посеет ужас в сердца людей, цепляющихся за ложную надежду в Империум Человечества.

Первой целью был выбран хорошо защищённый мир-улей Регалл, и Кранон был вынужден менять планы прямо во время полёта. Исходя из лучших видений, которые смогли призвать колдуны, представлялось, что защитные батареи были сконцентрированы вокруг величественных континентальных городов-ульев. В свете этого Кранон решил сделать зонами высадки пепельные равнины. Это означало, что операция пройдет в два этапа. На первом они должны будут прорваться сквозь грозные линии укреплений. Когда же воины Багровой Резни оставят позади траншеи, то целью станет разрушение густозаселённого внутреннего улья и истребление всех. Бойня на этом мире станет посланием другим имперским планетам, предзнаменованием их гибели.

На прорыв! Править

Артиллерия Имперской Гвардии уже вела шквальный огонь, когда первый посадочный корабль высаживал воинов Багровой Резни в серых пустошах. Вдали они видели первые траншеи, а в выступающих из них бункерах сверкали вспышки лазерного огня. Потери будут велики.

Дразнихт предложил собрать сектантов в одну орду, обеспечив имперскую артиллерию заманчивой целью. Это оказалось разумным предположением, так как большая часть шквального огня обрушилась именно на их заблудшие души. Наступающие открыли ответный огонь – первый выстрел сделал «Владыка Черепов», потом заговорили тяжёлые орудия шестилапых «Осквернителей», а затем к перестрелке присоединились и отделения разрушителей, вошедших в зону поражения и принявшихся за дело. Остальные продолжали наступать, смыкая ряды вокруг пробитых снарядами прорех.

На дальнем правом фланге показались красные танки Багровой Резни и изрыгнули лучи ослепительного лазерного огня во вражеские бункеры, намереваясь заткнуть тяжёлые орудия перед штурмом. Навстречу им выдвинулись танковые роты Имперской Гвардии, ведя шквальный огонь. Пока шёл бой бронетехники, пехота продолжала наступать, и вот она оказалась в зоне досягаемости лазерного оружия. Над запылённой равниной вспыхнули лучи, но большинство выстрелов ушло в молоко. Волна стенающих призраков ворвалась в траншеи перед наступающими воинами Багровой Резни. Многие солдаты слышали, как их зовут давно умершие любимые, или видели скалящиеся в тенях демонические лица. Кто-то бежал, бросив оружие. Оставшиеся же в надежде защитить стены были опрокинуты дорвавшимися до них отступниками.

Так была пробита первая линия укреплений. Клешни «Осквернителей» и удары словно забивающих сваи хельбрутов крушили железобетон, прокладывая путь гусеничным танкам. Ударные команды рапторов и варповых когтей атаковали вторую линию и завязали бой, дав нужное пехоте для прорыва время. Одна за другой рушились линии укреплений, один за другим были зачищены бункеры. Самой укреплённой была последняя линия обороны. Однако к тому моменту волна ужаса была слишком сильной, слишком сгустилось психическое напряжение, и немногие остались сражаться. На улицах уже рыдали кровью огромные статуи великих героев Империума, когда первые отступники ворвались в город через брешь в воротах. На этом этапе кампании началось настоящее избиение. Резню было не остановить.

Последняя фаза операции вышла самой кровавой. Разрозненные взводы Имперской Гвардии и остатки их бронетехники пытались защитить жилые блоки, концентрируя свои силы вокруг самых густонаселённых районов. Эти опорные пункты пали один за другим. Резня продолжалась. Битва бушевала, поглощая улицы одну за другой, кровь лилась рекой, вой призраков и безумный хохот эхом разносился по проспектам, заглушая рёв цепных пил, болтерный огонь и тщетные мольбы о пощаде. Полное безумие и хладнокровная резня – вот что воцарилось на Регалле и продолжалось, продолжалось…

Регалл стал только началом, первой жертвой кампании ужаса и Багровой Резни. Вскоре по всему Империуму разнесутся истории об ужасах геноцида. Гибель ждёт многие миры…

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на Фэндоме

Случайная вики