Фэндом



Хроника вторжения и переворота в системе Парамар, совершённого Альфа-Легионом и войсками магистра войны в 006.М31 с уделением особого внимания первой битве за Нексус Парамара. Информация собрана на основе некромозгового считывания, уцелевших архивных записей и показаний выживших.

«Победу в битвах приносят большие силы. Победу в войнах приносят большие ресурсы»

- Из имперских комментариев к «Принципиа Беликоза Терра»

«Один воин с суровым нравом стоит в час нужды тысячи тех, кто содрогнётся от грохота орудий»

- Олимпийская пословица.

Система Парамар расположена на внешних северных окраинах сегментума Солар. Начиная с четвёртого десятилетия Великого крестового похода, Парамар был как ключевой точкой в запутанной сети перелётов через Эмпиреи, так и важным промежуточным пунктом, откуда отправлялись припасы для внешней экспансии. Помимо двух этих стратегических факторов существовал и третий: Парамар находился почти на прямом пути между Исстваном и Террой, во всяком случае, настолько прямом, насколько это возможно в путешествиях через варп. Поэтому сейчас нам не приходится удивляться, что захват системы стал важной частью замыслов магистра войны. Пролившиеся в зоне высадки на Исстване V кровавые реки ещё не засохли, а генералы магистра войны уже смотрели жадными глазами на обширные военные склады и строили планы покорения Парамара. Возможно, что последовавшие за страшной бойней события стали истинной прелюдией и предзнаменованием грядущей войны…

Парамар: Система, Фарэон и Нексус Править

Являющийся необычной тройной звёздной системой Парамар обладает примечательно обширными, пусть и труднодобываемыми, природными богатствами, собираемыми на тридцати семи зарегистрированных крупных спутниках, и находится в необычно стабильной варп-синхронной точке космоса. Открытая и внесённая в «Карты Империалис» в 803.М30 вольным торговцем Хель де Аниасье система вскоре стала курсовой точкой расширения Империума. Изначально созданная простая навигационная станция со временем превратилась в форпост механикумов, а затем, когда Великий крестовый поход вошёл в сегментум Обскурус, в важную базу снабжения и топливных припасов для имперских экспедиционных флотилий. Поскольку местное население отсутствовало, а обычная колонизация горстки пригодных и полупригодных для жизни миров была нежелательной из-за сильнейшего излучения трёх яростных солнц, система осталась собственностью армии, а не стала полноправной частью Империума с отдельной системой управления. На Парамарах VIII и XIX были созданы военные штрафные колонии, где в подземных тюрьмах-ульях поселили рабочих, а вся небольшая луна газового гиганта Парамара XXI была перестроена в полностью самодостаточную станцию, флотскую стоянку Армады Империалис. На названной Фарэоном Парамара станции был размешён крупнейший астропатический хор на севере сегментума Солар, что сделало её важным узлом связи между Террой и сегментумом Обскурус. Станция была укреплена кордоном мощных орудийных бастионов, вращающихся в ближней пустоте и обладающих совокупной огневой мощью целого флотского соединения, что делало её практически неприступной.

Такой же, если не большей стратегической важностью для Великого крестового похода обладал Парамар V, являющийся аномальным миром. Строение планеты ясно указывало на некое искусственное воздействие и то, что в далёком неведомом прошлом там была настоящая жизнь. В топологии мира остались явные следы просторных океанов, а нетронутые обширные геологические запасы гидрокарбонатов показывали на былое изобилие жизненных видов. Превращённый за тысячелетия в сухую и опаляемую солнечными ветрами облучённую пустошь Парамар V был идеальным местом для размещения складов припасов и оружия, даже в свете едва пригодной для дыхания бедной кислородом атмосферы и резких перепадов температуры в разных фазах цикла дня и ночи. Здесь были огромные пригодные для обработки запасы прометия, а обширные пещеры можно было легко перестроить в бронированные подземные бункеры для безопасного размещения оружия и боеприпасов, чья совокупная взрывная сила составляла гигатонны.

Механикумы, чьей сатрапией и стал Парамар V, с великим усердием отнеслись к его освоению. В южном полярном регионе был построен основной узловой космопорт, названный Нексусом, и позднее планета и её станции были переданы Императором в вассальное владение далёкому миру-кузне Грифонна IV как часть награды за великую службу и жертвы, принесённые владыками кузниц во время кризиса Алчущего Вихря в 891.М30. Это высоко подняло престиж и влияние магосов Грифонны IV, что, как известно, вызвало на Марсе определённое недовольство, и ещё сильнее укрепило Парамар V, ставший суббастионом и внешней кузницей Легио Грифоникус, что в свою очередь увеличило важность и размах промышленности планеты. К началу Ереси мир стал стратегической точкой, которую Хорус просто не мог игнорировать, но он не мог и влиять на неё из-за обстоятельств и хода Великого крестового похода.

Выбор сделан Править

Неизвестно, был ли создан план вторжения на Парамар задолго до предпринятой попытки чистки предавших легионов на Исстване III или же он возник позднее вместе с другими быстро изменяющимися замыслами магистра войны после раскрытия его предательства и последовавшей бойни в зоне высадки. Вероятнее всего второе, и столь скорый пересмотр планов после раскрытия замыслов на Исстване III стал свидетельством военного гения, который в своё время и сделал Хоруса магистром войны. Величайшим из обновлённых замыслов стала смертельная ловушка на Исстване V, но помимо неё по приказу Хоруса были совершены тысячи меньших нападений, сбивающих с толку рейдов, налётов и переворотов, которые охватили Империум словно лесной пожар и погрузили его в смятение и хаос гражданской войны. Многие из атак можно выделить особо, как попытки захватить контроль над важными стратегическими точками прежде, чем в Империуме осознают истинную опасность и размах разгорающейся войны, и ярчайшим примером данной тактики стало вторжение на Парамар. Для магистра войны эта система была добычей, которую следовало захватить целиком, не разоряя и не уничтожая, причём быстро, поскольку её потенциальное применение в качестве плацдарма для пути на Терру было бы крайне ценно для его дела.

Сейчас можно предположить, что Хоруса в затруднительное положение ставил простой выбор армии вторжения. Необходимость быстрого и контролируемого удара с сокрушительной силой противоречила желанию магистра войны не распылять подчинённое ему воинство, осаждая уже слишком укрепленные и ожидающие атаки миры, а также не продвигаться основными силами в сегментум Солар слишком быстро. Следует помнить, что в начале великой войны мало кто был в чём-то уверен, в том числе в верности собравшихся под знамёнами предателей и лоялистов армий, поэтому Хорус мог по прежнему внимать голосу осторожности. Парамар был опасной целью, защищённой грозными силами как Армады Империалис, так и Механикум. Удар слишком малыми силами бы привёл к катастрофе. Удар всей мощью предателей мог бы привести к полномасштабному столкновению с войсками сегментума Солар в случае, если бы ситуация вышла из-под контроля или если бы внезапный приступ вылился в затяжную осаду. После тщательных и взвешенных раздумий Хорус принял решение: Парамар захватит Альфа-Легион.

Извивы Гидры Править

Из всех орудий в распоряжении магистра войны никто так очевидно не подходил для вторжения на Парамар как Альфа-Легион. Задача требовала уровня контроля и тонкости, каким могли похвастаться немногие собранные Хорусом легионы, кроме возможно его собственных Сынов, и потому дикари Ангрона или банды убийц Кёрза отпадали сразу. Возможно, когда-то на эту роль бы подошли прославленные воины Фулгрима, но уже происходящие с третьим из легионов разительные и ужасающие перемены делали их безразличными, чуждыми к своему былому мастерству. Также в апокрифических источниках, таких как показания и догадки попавших в плен предателей, упоминается другая вероятная причина выбора Альфа-Легиона. Речь идёт о демонстрации верности и открытом марании рук ради его дела. В разных, часто полных домыслов, записях указывается, что из мотивов всех переметнувшихся на сторону магистра войны легионов с самого начала загадочней всего были побуждения Альфария и его воинов. Во многих записях времён окончания эры Великого похода упоминается, что Хорус был вероятнее всего ближе всех к загадочному и зловещему примарху Альфа-Легиона, однако даже между ними было мало доверия и дружбы. Проще говоря, Альфарию не доверял никто, даже сам магистр войны, использовавший его как орудие в последних войнах перед Ересью и хорошо знавший его способности. Также многие верят, что участие Альфа-Легиона в бойне в зоне высадки ограничивалось устранением собственных целей практически без риска для себя. На Парамаре Альфа-Легиону предстояло доказать свою верность Хорусу не просто кровью врагов, но и собственной.

Нельзя сказать наверняка, с какой охотой и энтузиазмом Альфарий принял приказы, но хитрый, как змей, примарх, несомненно, догадывался об их подоплёке, осознавая как опасности задания, так и мотивы выбора Хоруса. Последние корабли лоялистов ещё отчаянно боролись за выживание в задыхающейся от обломков пустоте вокруг Исствана V, а в выжженной зоне высадки продолжали гореть пожары, когда Альфа-Легион начал покидать систему, оставив на планете лишь символический отряд, призванный стал свидетелем триумфа магистра войны. Многочисленные корабли в одиночестве отправлялись на свои неведомые задания, кто разорять далёкие миры, а кто сеять распри в отдалённых уголках Империума, но мощный контингент крейсеров, составлявший около половины всего флота Альфа-Легиона, на полной скорости отправился к Парамару. За ним летела вторая армада, состоявшая из барок механикумов и тяжёлых ковчегов, наполненных верными магистру войны войсками.

Ложный флаг Править

Несмотря на важность скорости, последовавшее вторжение было не опрометчивым и стремительным, что противоречило бы пути войны Альфа-Легиона, но расчетливым и хладнокровным, одновременно крайне сложным по замыслу и безжалостным в исполнении. Словно пришедшие в ночи шакалы, Альфа-Легионеры окружили добычу и наблюдали, высматривая сильные и слабые стороны. Флот предателей вышел в реальное пространство далеко в холодной пустоте от света тройных звёзд, Альфа-Легионеры рассчитывали, что собственный опыт и солнечные бури скроют их медленное и безмолвное приближение. Их корабли, терпеливо, словно хищники, окружающие цели, приблизились незаметно и обнаружили на Парамаре ожидаемую повышенную тревогу. Последовала опасная, полная выжидания и балансирования на грани игра. Чем дольше Альфа-Легионеры откладывали атаку, тем выше была опасность, как обнаружения, так и прихода на Парамар новостей о бойне в зоне высадки и участии в ней их легиона. Однако усиливающиеся варп-штормы и жестокая блокада в виде расставленных в близлежащих системах засад одновременно и препятствовали раскрытию, и отсекали Парамар от помощи, которая, однако, могла бы прийти из-за капризов Эмпирей. С другой стороны, чем дольше Альфа-Легион ждал, тем лучшую можно было создать атакующую стратегию, тем ближе подходили их призрачные корабли, тем глубже незримые клыки впивались в систему, выпуская уже действующий парализующий яд.

Альфа-Легионеры быстро захватили по пути в Парамар или подкупили несколько неторопливых транспортных кораблей и патрульных судов и использовали их как переносчиков, чтобы отравить оперативниками внешние защитные системы и собрать дальнейшую информацию. Отдельные личности, в частности офицеры на более доступном Фарэоне, были отмечены для устранения оперативниками-спартоями, а в защитной сети перед атакой разместили саботажные устройства. Альфа-легионеров мало заботили тюремные ульи системы, находившиеся вдали от двух основных целей нападения и легко ликвидируемые путём активируемых со временем токсинов и бактериологического оружия, выпущенного в централизованные системы водоснабжения и готового к применению. Запутанные замыслы Альфа-Легиона сходились и расходились, словно шестерёнки незримого хронографа, непреклонно отсчитывающего время перед назначенным часом. Пески времени утекали, извивы гидры сокрушали славную роль Парамара в воплощённой в Великом крестовом походе мечте о будущем человечества.

Клинок из тьмыПравить

В 019-17 по звёздному/местному времени приблизительно через тридцать восемь дней после бойни в зоне высадки на Исстваане V флотилия из одиннадцати кораблей Альфа-Легиона вышла в реальное пространство на окраине системы Парамар вблизи от стандартных координат имперского полёта на пути с Терры. Передовой корабль, боевая баржа типа «Басилевс», числящаяся в записях Астра Империалис как «Сигма-Питонус», связалась с центральным штабом Фарэона Парамара и предъявила печать и приказы Рогала Дорна, Преторианца Терры. Требующие согласно этим приказам права на немедленное и срочное пополнение припасов и помощь Альфа-Легионеры утверждали, что сбились с курса из-за волнений варпа и отделились от летевшего на Исстван V карательного флота, а потому намеревались как можно быстрее вернуться к заданию. После принятия запроса «Сигма-Питонус» и его эскорт направились к Фарэону Парамара, предположительно намереваясь провести срочный ремонт на стоянке флота, а тяжёлый штурмовой крейсер типа «Белеррофон» с обозначением «Анакс-Ро» отделился от основного флота и вылетел к Парамару V, чтобы забрать дополнительные припасы. Никто ничего не подозревал, не выли сирены, и под флагом братьев по оружию против общего врага Альфа-Легионеры приближались к цели, пряча клинки в рукавах. А во тьме на краю света трёх солнц Парамара ждали их братья.

Железный пилигримПравить

Однако ни один план, как бы хорошо его не продумывали и не исполняли, не может избежать вносящей неурядицу руки судьбы. И поэтому когда «Сигма-Питонус» и его собратья уже завершали проход через защитный коридор Фарэона, плывя в тени орудий исполинских пустотных бастионов, а «Анакс-Ро» был в световых минутах от Парамара V, реальность вновь разверзлась и изрыгнула новые корабли в пустоту. Они не принадлежали Альфа-Легиону и не были частью плана. Нетрудно представить напряжение легионеров и боязнь раскрытия, но даже когда дальние проверки ауспиков опознали пять кораблей Легионес Астартес, включая один линейный, слуги гидры придерживались плана. Они не смешали ряды и не пытались бежать от окружающих бастионов, но плыли дальше, будто ничего не произошло, и просто сделали стандартный вокс-вызов, естественный при такой нежданной встрече. После обработки пикт-снимки с дальних окулляроскопов показали резкие грани чудовищ из покрытой чёрными шрамами стали. Силуэты стандартных имперских корпусов были едва различимы под многослойной импровизированной аблятивной бронёй, а борта ощетинились пятнадцатиметровой длины адамантовыми противоабордажными шипами. Наконец, на вокс-вызов Альфа-Легиона ответили с чем-то похожим на безразличие. Ведущий корабль оказался «Плачем Тихе», флагманом 77-го гранд-батальона Железных Воинов, а его командир, Кир Вален, резко ответил, что его заботят не приказы Альфа-Легиона, а только свои…

Погасший светПравить

Личность приближающихся кораблей была полностью неожиданной. Хотя Железные Воины, как и Альфа-Легион, во главе жестокого примарха Пертурабо присоединились к магистру войны в час истребления посланных повергнуть предателей легионов, между ними не было особой любви, а присутствие сынов Олимпии в Парамаре было совершенно непредвиденным. Вероятно, такой внезапный поворот событий сам по себе стал серьёзной проблемой для замыслов Альфа-Легиона. Послал ли недоверчивый Хорус Железных Воинов на то же задание, что и их, и если так, придут ли они на помощь или станут надзирателями? Были ли легионеры просто случайным элементом, с которым можно было поступать по необходимости? Было ли здесь лишь пять кораблей или другие притаились, так же как и флот самого Альфа-Легиона? Впрочем, это было уже неважно, план слишком далеко зашёл, события получили собственную инерцию и развитие.

Словно безмолвные актёры в масштабном представлении богов и чудовищ на сцене пустоты в свете далёких звёзд опалённые стальные корабли и лазурные призраки плыли к своим целям. В полной тишине на борту покрытых чешуёй кораблей Альфа-Легиона воины в полном боевом облачении и с оружием в руках неподвижно ожидали приказов, а скрытые конденсаторы, где скованные молнии таились от слепых взоров авгуров Фарэона, готовились наполнять внезапной жизнью ужасающие орудия. Корабли Альфа-Легиона плыли мимо исполинских парящих цепей-проводов орудийных бастионов: их флагман к самому Фарэону, а эскортные корабли к защищённым якорным стоянкам. Они плыли медленно, размеренно.

Когда «Сигма-Питонис» вышел на назначенную позицию лишь в нескольких километрах от внешних стыковых доков Фарэона и в радиусе защиты бастионов-крепостей боевой станции, из подобного пещере ангара вылетел единственный амарантовый «Громовой ястреб», несущий делегацию Альфа-Легиона. Спустившийся по рампе навстречу поражённым офицерам и магосам воин навис над всеми, в руке он сжимал словно церемониальной посох тусклое копьё, его покрытая великолепными узорами броня мерцала, словно волнующееся море, а плащ развевался за спиной, словно сделанный из живых змей. «Альфарий…» - разнёсся поражённый шёпот экипажа «Это Альфарий, примарх среди нас!». Гигант потребовал немедленной встречи с командиром Фарэона. Ему повиновались. На палубе главного центра управления станции молчаливого примарха приняли коммодор-интендант и его старшие офицеры, а с ними магос-корабел стоянки флота и прецептор астропатов… никто из сановников Фарэона не осмелился отказаться от чести присутствия на такой важной встрече. И когда они почтительно склонились перед сыном самого Императора, по всей станции завыли первые сирены. Альфарий разорвал всех прежде, чем изумлённые люди заговорили, а коммодор-интендант успел извиниться за задержку.

Заговорили орудия «Сигмы-Питонис», и экипаж Фарэона слишком поздно понял, что пригрел на груди клубок гадюк. За считанные секунды шквальный огонь ослепил и вывел из строя орудия ближнего действия, разрушил генераторы пустотных щитов и пробил в важнейших отсеках бреши. По всему атакованному Фарэону разнёсся рёв абордажных аппаратов и вой телепортационных ударных волн. Вдоль якорных платформ открывали огонь и другие корабли Альфа-Легиона, разряжая батареи в упор, а выпущенные из пусковых палуб штурмовые тараны «Цесты» и «Когти смерти» впивались в борта беззащитных пришвартованных кораблей Имперского Флота. Царило смятение, повсюду вдоль внешней защитной сети блокировались приказы, внезапно отключалось энергопитание, а орудийные батареи расстреливали друг друга или впустую изрыгали припасы в пустоту из-за сбоев в поступающей информации о целях. Станцию охватила анархия, ждущие указаний матросы обнаруживали, что их офицеры погибли, были убиты прямо на посту или отравлены в каютах. Против прорывающихся сквозь узкие коридоры Фарэона гигантов в лазурной броне сопротивление было тщетным. Спустя час жестоких боёв Альфа-Легионерам осталось лишь провести кровавую зачистку и привести уже свой экипаж. Что же до дрейфующих вокруг орудийных бастионов, то их команды могли лишь бессильно наблюдать за систематическим захватом станции и якорных стоянок, их основные орудия были бесполезны против подобравшихся так близко врагов, ведь они были направлены наружу, а не внутрь. Теперь Фарэон Парамара принадлежал Альфа-Легиону.

ТупикПравить

Но над Парамаром V не всё шло по плану. На геосинхронной орбите над Нексусом Парамара «Плач Тихе» и «Анакс-Ро» боролись за место, капитаны кораблей не уступали, желая, чтобы на станции внизу первыми приняли именно их представителей. В свою очередь механикумы соблюдали сдержанный нейтралитет, как поступали всегда в диспутах между Легионес Астартес, и просто ждали результата. К горькому изумлению Альфа-Легионеров контингент Железных Воинов, похоже, не знал ни о бойне в зоне высадки, ни о переходе своего легиона на сторону магистра войны. Как выяснилось, воины 77-й гранд-батальона уже больше четырёх десятилетий действовали сами по себе, проводя кажущуюся бесконечной кампанию по усмирению Териконовых Пустошей, где их оставили в качестве гарнизона против многочисленных обитавших в беспросветной туманности видов чужаков. Вален, командующий Железных Воинов, вернулся за пополнением припасов на Парамар, как поступал уже неоднократно. Он понятия не имел о предательстве и не собирался отказываться от своих прав. Однако события не ждали решения спора между легионерами.

Удар ГидрыПравить

Капитан «Анакс-Ро» слишком долго тянул время. Ауспики на Парамаре V начали засекать отблески огня тяжёлых орудий на Фарэоне, чем вынудили Альфа-Легион действовать. «Анакс-Ро» закончил спор с «Плачем Тихе», выпустив по ничего не подозревающему сопернику залп торпед с ядерными боеголовками, а затем повернулся к Нексусу. Когда атомное пламя охватило нос корабля Железных Воинов, со штурмовых палуб «Анакс-Ро» запустили волну тяжёлых штурмовых «Харибдисов» в направлении первичного терминала Нексуса. Словно кометы устремились вниз похожие на огромные лапы с когтями капсулы. Аванпост механикумов со сверхъестественной скоростью отреагировал на яростный огонь в небесах, но недостаточно быстро. Смыкающиеся в небе пустотные щиты не успели остановить метеоритное падение штурмовых когтей, прорвавшихся прямо сквозь ещё образовывающийся барьер. Во все стороны посыпались искры, позади смыкались щиты, а окутанные пламенем после входа в атмосферу и энергетическими разрядами «Харибдисы» уже падали на верхние башни Паноптикона Терминус. Острые зажимы врезались в укреплённый железобетон словно жуткие когти и начали прожигать путь внутрь.

А в небесах «Анакс-Ро» продолжал атаку. Пока хребтовые излучатели обстреливали рассеявшиеся эскорты Железных Воинов, основные орудия наводились вниз. Предназначенные для близкой поддержки орбитальных штурмов орудия макробатарей начали один за другим изрыгать исполинские снаряды на всё ещё укрепляющиеся пустотные щиты, пока на торпедной палубе отчаянно заряжали кассетные боеголовки для продолжения обстрела и захвата Терминуса силой. Времени для хитростей не осталось, вторая штурмовая волна ждала лишь хотя бы короткой бреши в щитах. Альфа-Легион мог захватить Терминус и одним ударом повергнуть Парамар V. Тем временем «Плач Тихе», дрожащий и окутанный облаком раскалённых обломков, начал разворот. Железные Воины не ожидали боя, их орудийные амбразуры были закрыты, когда ударил вероломный враг, а конденсаторы отключены, но даже без полностью поднятых пустотных щитов корабль не был беззащитным. Многометровые пластины аблятивной брони, добавленной ожесточённым господином огромного корабля, окутало облако плазмы после взрыва ядерных торпед, но бронированный корпус под ними, выкованный в кузницах верфей Олимпии, созданный с огромным запасом прочности, едва обгорел. Громадные двигатели корабля Железных Воинов взревели, извергая раскалённую добела плазму, и «Плач Тихе» устремился вперёд так резко, что измученный каркас взвыл от негодования.

Судя по сохранившимся записям, все ауспики-целеуказатели ослепли, а мостик загорелся, но сам кузнец войны отбросил рулевого и, запустив главные двигатели на максимальной мощности и осыпая всех бранью, словно пылающее копьё направил семикилометровый корабль прямо в «Анакс-Ро». У занявшего позицию для обстрела планеты и повреждённых эскортных кораблей штурмового крейсера не было времени на разворот, когда «Плач Тихе» начал резко сокращать короткую дистанцию. Слишком поздно главные двигатели приготовились к манёвру. Выкованный в форме срезанного клинка нос «Плача Тихе» врезался в середину «Анакс-Ро», разорвав пустотные щиты и отбросив истекающий воздухом разбитый корабль. Тяжёлый штурмовой крейсер, также созданный с расчётом на огромную прочность, пережил сокрушительный удар – едва, но практически потерял управление, и теперь по инерции и на своих двигателях уходил по орбите от раненого чудовища, уже разворачивавшегося для нового захода.

Битва за ПаноптиконПравить

А далеко внизу в Паноптиконе механикумов разрывали на части. Сверкающие лазурной бронёй терминаторы одну за другой крушили баррикады и переборки, силовыми кулаками выбивая жизнь из любого служителя Бога_Машины, которому хватало духу встать у них на пути, болтерные снаряды и разряды плазмы выкашивали технорабов, слепо продолжавших выполнять свои задачи на постах, и уничтожали автоматические защитные орудия. Ударная группа Альфа-Легиона непреклонно наступала. Целью был зал Паноптикон Нартекс, из которого управлялся не только Терминус, но и вся станция-Нексус, где её можно было призвать на войну – или усмирить, если того желал управляющий.

Однако за бронированными стенами Паноптикона Терминуса захватчики не обнаружили ничего соответствующего разведданным или хотя бы стандартным схематическим шаблонам. Они вступили в истинные владения механикумов, не предназначенные для глаз чужаков, не посвящённых в глубинные тайны Бога_Машины. Это был лабиринт, сам по себе являющийся машиной, замысловатый и невероятно сложный, постоянно меняющийся и смещающийся во время работы. Это был плод ума хозяйки Парамара Терминус, архимагоса Суйрии Ниххон, и теперь её воля повелевала уничтожить захватчиков. Весь Паноптикон начал реагировать, словно живое тело на вторжение враждебного микроба, сначала медленно, но затем всё быстрее и с непреодолимой силой. Все как один трэлли Паноптикона отключились от машин и начали бросаться на наступающих легионеров, не задумываясь о своей судьбе, умирая сотнями, но задерживая несокрушимых терминаторов, замедляя их и заставляя тратить время и боеприпасы на захлёстывающую их орду. Стены и переборки начали скользить и перестраиваться, не случайно, но со зловещим замыслом, заставляя отделения Альфа-Легионеров разделяться или запирая в импровизированных темницах, откуда терминаторам приходилось вырываться цепными кулаками и силовыми когтями. Перегруженные консоли и блоки питания начали взрываться рядом с легионерами, по металлическим пластинам замелькали разряды электричества, вырывались змеящиеся механические щупальца, обрушивались проходы, разверзались глубокие ямы, терминаторы падали в зияющие тёмные шахты. Альфа-Легионеры медленно начали умирать. Подтверждением ума и расчётливости сынов Альфария следует признать то, что они быстро осознали суть атаки и стремились ей противостоять, собираясь вместе и прокладывая путь сквозь наступающий лабиринт. Едва ли такое нападение само по себе остановило бы терминаторов, но оно стало лишь прелюдией перед истинным ударом механикумов. Пробудившиеся во тьме глубоко под Паноптиконом стальные звери вышли на охоту.

Боевые автоматы «Кастеллакс» и «Воракс» появлялись из ниоткуда посреди захватчиков и бросались на врага, рыча бинарные боевые канты, так похожие на изученные голоса проклятых. Сервокогтистые руки, способные раздавить танковую броню, крушили врагов или хватали терминаторов и рвали их на части, протестующе выли моторизованные сухожилья. Яростной огненной бурей в упор разряжались болт-пушки и плазменные бластеры, а силовые когти рассекали керамит, отрубая искрящиеся механические руки, повергая грозные машины разрушения даже тогда, когда под натиском погибали новые неустрашимые терминаторы Альфа-Легиона. Наступление превратилось в череду отчаянных и жестоких схваток, Паноптикон дрожал от грохота разрываемого металла и сверхчеловеческого насилия, кровь и машинные жидкости рекой текли под сводчатым залам, но боевые автоматы механикумов медленно и неотвратимо превозмогали. На место каждой поверженной машины разрушения вставали новые, а ударная группа Альфа-Легиона, в начала состоявшая более чем из двухсот терминаторов, всё уменьшалась, дорого продавая свои жизни. Задержанную штурмовую группу медленно истребляли.

К тому времени уже весь Парамар V пробудился, осознав опасность. В пылающих небесах кружили два грозных раненых зверя, «Анакс-Ро» и «Плач Тихе», и обменивались спорадическими залпами в поисках слабости, а другие серьёзно повреждённые эскортные корабли Железных Воинов кружили вне зоны поражения смертоносных излучателей, ожидая возможности ударить. Но возможности им так и не представилось. Внезапно, без предупреждения, десять раскалённых копий адского света взмыли с планеты и впились в лазурный корпус «Анакс-Ро». На мгновение крейсер Альфа-Легиона вспыхнул, словно новая звезда, а затем он исчез. Первая атака на Парамар V была отбита, но у механикумов и Железных Воинов не было времен радоваться, ведь дальние авгуры уже ясно видели показатели двигателей сотен новых кораблей, быстро идущих прямо к ним.

Ярость со звёздПравить

Теперь полномасштабное вторжение на готовящийся к войне Парамар V было неизбежным для Альфа-Легиона, оставалось лишь выбрать подход. Кровавая игра на боевые потери и неукротимый натиск осадных машин были для них анафемой, особенно сейчас, и более того сыграли бы на руку защитникам, давая им время обрушить на врага огромные запасы снаряжения и боевых маши, находившихся на хранилищах. Также вероятным следствием такого подхода стала бы апокалипсическая война, что сделало бы невыполнимым задание взятия Парамара V невредимым, а неудача была неприемлемой для Альфа-Легионеров. Даже с разделяющего вторую штурмовую волну кораблей и планету расстояния их авгуры и оккуляроскопы видели, как приготовления механикумов идут с последовательностью часового механизма. Они видели мерцающие покровы километровых пустотных щитов, раскрывающихся над десятками разных станций планеты, и громоподобный пульс реакторов титанов, выступающих из глубоких кузниц-святилищ, скрытых в гористых плато на южном полюсе. Несомненно, предатели заметили и массовую высадку 77-го гранд-батальона Железных Воинов у Нексуса Парамара перед отступлением повреждённых кораблей из системы, и прекрасно понимали, с какой скоростью и мастерством сыны Пертурабо смогут ещё сильнее укрепить крепость.

Важнее всего была стремительность, и командующий флота, известный в уцелевших записях как Мастер-терзатель Альфа-Легиона Армилл Динат, приказал ближайшим кораблям разогнать двигатели гораздо сильнее безопасного уровня, чтобы как можно скорее провести атаку. Великие барки механикумов не могли поспеть за стремительными ударными кораблями Легионес Астартес, и тогда Динат приказал своим крейсерам захватить их крюками и тащить, работая импровизированными буксирами, компенсируя огромную массу. Опасный трюк привёл к повреждениям и потере нескольких грозных кораблей, но Альфа-Легион не заботила цена, а расстояние между второй волной и её избранной целью пугающе быстро сокращалось. Атака началась без церемоний, первый торпедный залп был запущен ещё тогда, когда штурмовой флот замедлялся на орбите, а следом за ним начался непрерывный обстрел. В ответ с поверхности планеты ударили сверкающие лучи защитных лазеров, а из скрытых на поверхности пусковых установок были запущены противоракеты.

Вскоре в небесах Парамара засияло многоцветное пламя, но практически все снаряды были перехвачены прежде, чем вошли в стратосферу планеты. Но выпущенная огненная буря всё равно исполнила свою задачу, скрыв от мира и его защитников детали исполнения атаки Альфа-Легиона. Затем наступающий флот приблизился и добавил к обстрелу все батареи и ряды излучателей. Когда шквальный обстрел стал сильнее всего, под прикрытием раскалённой бури звено из трёх ударных фрегатов опустилось немыслимо низко и ринулось в бурю, глубоко в тонкую атмосферу планеты, вокруг трёхкилометровых длинных кораблей вспыхнул воздух. Летящие в считанных сотнях метров над сухой землёй корабли обрушили на землю огонь жутких орудий, предназначенных для космических сражений, разрывая и терзая её атомным огнём, расстреливая лазерные установки и наземные укрепления по дуге вблизи от южного полюса, круша их, словно рука мстительного бога. Предназначенные для уничтожения целей на расстоянии десятков тысяч километров установки тщетно пытались сбить трёх быстрых как метеоры предвестников смерти, но силы природы справились там, где не сдюжили орудия. Первый фрегат пал с небес, когда остальные заходили на курс, его орудия продолжали стрелять, а корпус уже разваливался от грозной силы тяготения. Второй перевернулся, пытаясь выйти на орбиту, двигатели отказали, и рухнувший фрегат расколол гору. Лишь один прорвался сквозь огненную бурю в пустоту, истекая плазмой из бесчисленных пробоин, но свою цель фрегаты выполнили: пробили глубокую брешь в покрове наземных укреплений планеты примерно в сорока километрах к югу от Нексуса Парамара. Там и начнётся настоящая атака.

Гамбит ДинатаПравить

Бомбардировка и противокорабельный обстрел между Парамаром V и кораблями предателей на орбите продолжались, но теперь у залпов Альфа-Легиона была другая задача: открыть путь для наземного вторжения. Тяжёлые шаттлы «Арго», десантно-штурмовые «Громовые ястребы» и «Грозовые птицы» летели впереди, высаживая на скалистую пустынную землю сотни танков Альфа-Легиона, а следом за ними виднелись огромные силуэты тяжёлых транспортов Легио Фуреанс, заслонивших свет трёх солнц. Земля содрогнулась, когда рухнули массивные двери, и наружу тяжело выступили жаждущие битвы титаны Тигровых Глаз. Следом за ними из огромных трюмов хлынули похожие на жуков парящие транспорты Тагматы Сатараэля, несущие прицепленные снизу железные сетчатые клетки с автоматонами и зловещими боевыми машинами механикумов магистра войны.

Армия готовилась не к долгой осаде, а к удару бронетанкового клина, Мастер-уничтожитель Альфа-Легиона вверил победу или поражение одному броску кубов, всеобщей атаке без резервов или укреплений, куда можно отступить в случае поражения. Полностью механизированная штурмовая группа почти со сверхъестественной скоростью построилась и устремилась к цели. Сошедшаяся в сложном танце разрушительной мощи и замысловатых пересекающихся манёвров колонна с грохотом катилась по ярко-красной пустыне.

В первых рядах наступали чёрно-янтарные титаны Тигровых Глаз, шагающие полным ходом, и плевать хотевшие на любого союзника, которому хватило бы глупости путаться у них под ногами. Следом за ними, прикрывшись тенью пустотных щитов титанов, ехали два растянутых эшелона ударной техники Альфа-Легиона: танков «Хищник» и «Сикариец» и новых смертоносных «Вихрей-Скорпиосов». Следом за ними наступали колонны супертяжёлых танков, в первую очередь «Разящих клинков» и «Глеф», выбранных за сочетание скорости и огневой мощи, а следом – рассредоточенные эскадроны «Лэндрейдеров» и «Спартанцев», около сотни танков, в которых катилась пехотная составляющая атаки. В небе летело несколько ударных кораблей и спидеры для оказания близкой воздушной поддержки, что в удушливом воздухе было нелёгкой задачей. Ещё дальше от грозного средоточия апокалипсической бронетанковой мощи шли зловещие и странные воины Тагматы Сатараэля, образовавшие собственные похожие на пауков построения, и воздух дрожал над мобильным генератором силового поля, установленного на парящую платформу типа ординатус в центре толпы причудливых боевых машин. Вместе с Тагматой шли бронзово-багровые шагоходы дома Пердаксия и призрачно-серые рыцари дома Раджа, отвечавшие оглушительным боевым сиренам линейных титанов собственными родственными криками.

Оставляя позади поднятые клубы пыли, армия предавшего легиона и его союзников подобно урагану надвигались на Нексус Парамара.

Горящая равнинаПравить

И первыми заговорили орудия титанов, ведь они встретили ждущих братьев. Боевые Грифоны, титаны Легио Грифоникус, выстроились пятикилометровой ширины кордоном на обширном покрытом железобетоном посадочном поле Секундус, закрывая основной проход к Нексусу Парамара из открытой пустыни. Они ответили своими жуткими боевыми сиренами на оглушительные вызовы Тигровых Глаз и выступили вперёд, чтобы встретить их на открытом пространстве, огромные подкованные адамантием ступни раскалывали железобетон, вздымая огромные клубы песка, окутывающего тусклые гранитные панцири. В тот день в замкнутом пространстве между двумя флангами титанов был выпущен такой жуткий огненный шторм, какие редко видели даже в битвах Великого крестового похода. Способные сравнять с землёй целый город одним залпом разрушительные силы сшиблись, и, говорят, сам воздух испарился в ослепительной вспышке яркого света, видного даже с орбиты. Пустотные щиты раскололись с грохотом ударных волн и рухнули, скалы и камни вскипели и испарились, не выдержавший атомного пламени керамит начал осыпаться, словно шелуха. «Владыка войны» Тигровых Глаз «Льякарри» просто перестал существовать, из ядра его реактора вырвалась такая адская буря плазмы, что она испепелила бегущего рядом «Пса войны» «Кровавый голод», а лазерные разряды разорвали «Налётчика» Боевых Грифонов «Щит Южанина» словно мясницкие ножи тушу на скотобойне. Это были лишь первые из многих павших в тот день богомашин.

Два обрушивающих друг на друга немыслимое разрушение строя титанов быстро образовали перед Нексусом ничейную землю, которую не мог пересечь и выжить ни человек, ни машина. Однако этот фактор уже был учтён в штурмовом плане Альфа-Легиона, и колонна их ударной бронетехники разделилась надвое позади Тигровых Глаз, на максимальной скорости огибая созданный титанами ад. Одна колонна направилась к основному посадочному и пищевому комплексу к юго-востоку от Терминуса, а другая - по более длинному эллиптическому маршруту, готовясь атаковать с юго-запада сам Терминус. Следом за уже обстреливаемыми защитниками крыльями удара разделялись и следующие колонны супертяжёлых танков и механизированной пехоты, а небольшие подразделения направлялись к собственным подвернувшимся целям или к стратегическим высотам для размещения вспомогательных орудий. Если бы не произошедшая совсем недавно ужасающая катастрофа, бойня в зоне высадки, то последовавшее сражение вошло бы в историю Империума как одна из самых жестоких битв. Поле боя в целом было открытой местность, почти лишённой укрытий, и молот бронетехники Альфа-Легиона без устали обрушивался на наковальню укреплений механикумов, серьёзно усиленных перед битвой, в особенности быстро возводимыми крепостями-кастеллумами Железных Воинов 77-го гранд-батальона.

К началу третьего часа сражения битва титанов продолжалась, но их число серьёзно уменьшилось, а большая часть посадочных зон покрылась густыми облаками пепла и радиоактивных осадков от обломков уже павших в битве богомашин. Пищевые и припасные комплексы на юго-западе уже пали в руки Альфа-Легиона, одержавшего там быструю и уверенную победу, согласно уцелевшим сведениям атакующий клин там возглавлял сам Армилл Динат. Теперь развалины комплекса стали плацдармом для атаки на сам Терминус, и отделения ликвидаторов Альфа-Легиона зачищали местность, истребляя выживших и ища входы в известные подземные комплексы. Однако на другой стороне битвы титанов наступающие войска потерпели серьёзную неудачу, когда крупное подразделение супертяжёлой бронетехники Железных Воинов, поддержанное несколькими когтями дредноутов, атаковало из укрытия в подземных ракетных шахтах, по сути, разрубив западный клин пополам. Бронетехника сынов Пертурабо, в основном состоявшая из «Штормовых клинков», «Фальшионов» и осадных «Тифонов» направила свои тяжёлые орудия на лёгкие ударные танки Альфа-Легиона с тыла, и результатом стала резня. В это же время когти дредноутов Железных Воинов, поддержанные боевыми автоматами Легио Грифоникус, атаковали супертяжёлые танки врага, и хотя многие погибли на подходе, оказавшиеся среди неповоротливых боевых машин верные воины разбушевались, разрывая их на части в слепых зонах основных орудий врага.

Обе стороны были вынуждены отступить с тяжёлыми потерями, когда постоянные энергетические залпы волькитовых карронад эскадрона супертяжёлых «Глеф» случайно разорвали пролегавшие глубоко под землёй топливные трубы, утопив местность в раскалённом прометии, что временно разделило битву.

Падение НексусаПравить

К началу пятого часа битвы сказались скорость и сокрушительная мощь Альфа-Легиона, и ход битвы окончательно склонился в пользу предателей. Хотя цена в легионерах и танках была высокой, под натиском захватчиков один за другим рушились укрепления и бастионы, пока не остался лишь Терминус. И осадные автоматы Тагматы Сатраэля, прикрытые наступающей стеной рыцарей копейщиков-церастов Патраксиса пробили укрепления охранявших его кастеллумов-крепостей Железных Воинов. Но даже после обрушения стен мрачные воины IV-го легиона не отступали, забрасывая наседавшие фаланги врага гранатами, пока не кончились припасы. Аптекарии вытащили из-под развалин израненного кузнеца войны Кира Валена, продолжавшего материть ненавистных врагов, и Железные Воины отступили, когда из чёрного тумана войны выступили десять выживших и пригодных к бою титанов Легио Фуреанс, определивших исход битвы.

Дальнейшее определило простое соотношение сил. Терминус не мог устоять против совокупной огневой мощи титанов Тигровых Глаз. Армилл Динат бесстрастно стоял на обломках «Разящих клинков» собственного легиона и смотрел, как мирмидоны Тагматы Сатраэля разбивают врата Паноптикона и безжалостно истребляют всех внутри. Однако в Терминусе не нашли ни следа выживших скрывшихся там Железных Воинов, ни их раненого господина, ни владевшей им архимагоса Суйрии Ниххон, лишь мрачную тьму внизу. Однако такие детали не были важны для Альфа-Легиона, ведь они выполнили свою основную задачу: Нексус Парамара пал, и теперь Парамар V принадлежал магистру войны вместе с его нетронутыми складами и заводами.

С чертями шутки плохиПравить

Когда к Хорусу пришли вести о покорении Парамара V, то это был не доклад о безоговорочной победе, а отравленный дар. Вскоре после сообщения о победе пришли запросы помощи и подкреплений от размещённых там предавших механикумов. Альфа-Легион покинул систему так же быстро, как и прибыл туда, перед этим забрав из хранилищ Парамара всё, что счёл нужным. Тагмата Сатараэля подала протест, поскольку не обладала достаточными силами для удерживания системы и опасалась как мятежа рабочих в их новых владениях, так и нападений со стороны не найденных до сих пор лоялистов, а также возможных контратак с целью возвращения системы. Тогда магистр войны был вынужден перенаправить для удержания системы дополнительные войска, которые бы потребовались в других местах, поскольку, получив такую великую добычу, он не мог себе позволить её потерять. Опасения оказались уместными, ведь за Парамар произошла ещё одна битва во время контрвторжения через два года, а также катастрофическое сражение в тёмные времена Очищения.

Вдобавок к этому докладу стоит упомянуть совершенно неподтверждённый рассказ о еле сдерживаемом гневе Хоруса на Альфа-Легион и его примарха во время вторжения на Парамар. Говорят, что он отправил Альфарию письмо, где потребовал объяснений. Согласно рассказу ответ примарха Альфа-Легиона состоял из двух частей, и первым было открытое утверждение, что он и его легион сделали всё требуемое до буквы приказа, ведь им приказали лишь захватить Парамар, а не удерживать его. Вторая часть была зашифрована в текст первой и приняла форму древней терранской пословицы на умершем тысячелетия назад языке: «Malekara Nul Ky’a Jay», или на современном языке - «С чертями шутки плохи».

Послесловие Править

«Девять. Девять ударных волн мы отбросили и разбили. Девять. Нашим был последний кастеллум, стоявший на восточной стороне Терминуса, последний. Поэтому я горд – помня обо всей крови и изломанных телах, о моих мёртвых братьях – горд. «Железо внутри, железо снаружи» - мы были верны девизу.

Это было славно и ужасно, это было всем, чем должна быть битва, натянутая как нить, режущая по телу и разуму, самая славная битва, которую я когда-либо видел. Они были так похожи на нас, ровней нам, но при этом такими другими, эти ублюдки из Альфа-Легиона, эти змеи. Я рубил их и чувствовал горькую радость, радость отмщения за предательства. Тогда мы ничего не знали о содеянном Хорусом или нашим трижды проклятым примархом, лишь то, что наши названные братья – бьющие в спину лжецы в лазурной броне – отвернулись от нас и плюнули на Империум, который клялись защищать. Они пытались захватить Парамар, и мы не могли этого допустить, какой бы ни была цена, какими бы ни были неравными силы. Мы были обречены, это знал каждый, но какая разница? Мы были Железными Воинами. Мы не отступали.

Это было зрелище, словно вырванное из легенды о конце света: перед нами в кострах атомного пламени сгорали титаны, небеса выли и трещали, от огня содрогались пустотные щиты. Они пришли из кружащегося дыма и пепла словно призраки, мчалась быстрая техника, спидеры рассекали воздух как клинки, и ударили нас так, что задрожали стены. Но мы выдержали и ответили им смертью, заставили истекать кровью за каждую попытку штурма. Но они были хитрыми, хитрыми и быстрыми, они вычисляли наши зоны поражения, ища слабое место, мы видели игру, в которой сами были мастерами. Мы меняли наши огневые схемы, они адаптировались. Они ударяли в брешь, а мы превращали её в смертельную ловушку. Вновь и вновь мы реагировали, а они отвечали, и скажу вам, это было славно, славно и в итоге тщетно. Наши стены не могли устоять перед их огневой мощью, ни одна крепость не может выдержать превосходящих сил, если дать время, то любая стена падёт под достаточно мощным обстрелом, такова первая истина осадной войны. И они были хороши, я признаю, почти так же хороши, как мы. Конечно, у них была и помощь, Тагмата: смертельные машины механикумов, толпы боевых автоматов в чёрно-багровой броне, защищённые ударными щитами танки с усиленным радиационным оружием, плазменные мортиры, странные многосутавчатые боевые машины, окутанные молниями, которых я никогда не видел за пять десятилетий службы в легионе. Если их тараны прикасались к стенам, то стены падали, железобетон и керамит рассыпались словно песок. Такая судьба по очереди постигла каждый из построенных нами кастеллумов, и в пробитые предавшими механикумами бреши врывались наши так называемые братцы из XX-го легиона и сходились с нами в кровавом бою.

Мы остались одни, последние, но смогли отразить их от стен дважды благодаря огневой мощи и меткому огню, а затем, когда наши орудия почти опустели, контрударом, сшибкой нашего железа с ихним, в которой наше оказалось сильнее. Тогда я потерял левую руку, сожжённую дотла в схватке с магосом, чьё копьё сверкало словно солнце, но мы отбросили их в последний раз. Нас осталось не больше двадцати, двадцати живых Железных Воинов среди сотни павших, слишком мало, чтобы удержать разбитые стены от врагов, порождённых теми же искусствами, что и мы.

Передышки не было, они бросились на нас из дыма, мы не могли их остановить. Один из Альфов убил последнего из моего отделения, вонзив силовой меч в горжет прежде, чем тот обернулся. В ответ я сокрушил его, но даже когда мой молот крушил его шлем и череп, я видел, что они повсюду, а моя крепость пала. И тогда я активировал сейсмические заряды, размещённые в стенах, когда мы их ещё возводили. Поймите, не только в моём кастеллуме, но и во всех на восточной стороне Терминуса. Это было моей ответственностью, я был последним. Почему? Как я уже сказал, мы с самого начала знали, что не выстоим, но это было не важно, «Железо внутри, железо снаружи». Мы заставили их заплатить. Моё выживание было… неожиданным, но таков уж гений тактической дредноутской брони, однако пробиться обратно на свободу… оказалось… сложно. Я знал, что на поверхности меня ждала смерть, а прокопаться сквозь обломки в подземные хранилища под Терминусом оказалось тяжёлой задачей даже для Железного Воина после потери руки, серьёзных повреждений органов и кровопотери. Как долго? Девятнадцать дней, одиннадцать часов и сорок три минуты по местному времени. Или так показал мой отсчёт…»

Извлечение из клятвенных показаний ветерана-сержанта Тита Аввона, стража-офицера крепости-кастеллума Эпсилон V в Терминусе Парамара из 77-го гранд-батальона легиона Железных Воинов.

ИсточникПравить

The Horus Heresy Book Three - Extermination.

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на Фэндоме

Случайная вики