ФЭНДОМ



"Да словами и невозможно было описать такое представление; никакой кодекс чести не мог объяснить, почему Дети Императора, раньше кичившиеся своим воинским совершенством, обратились к подобному безумству."
– Грэм Макнилл "Ангел Экстерминатус"
Emperors Children Marine

Космодесантник Детей Императора

Дети Императора — третий из двадцати первоначальных легионов Космического Десанта. Были в числе легионов, перешедших на сторону Хаоса во время Ереси Хоруса.

Сотни лет назад и до сих пор падшие космические десантники легиона Детей Императора являются грозой имперской Инквизиции, распространяя по галактике чуму порочности и извращённой психики. Преданные своему делу инквизиторы проводили время в долгих тренировках, чтобы защитить себя от влияния Слаанеш и расползания вражеской религии. Однако давным-давно эти агенты Хаоса находились среди слуг человечества, более того - Дети Императора некогда считались самыми верными его воинами.

125px-Empschildrenlogo

Символ легиона после Ереси

Замеченные стратегические предпочтения: совместные военные действия, проведение сложных манёвров, последовательное тактическое планирование и асимметричное наступление.

История Править

Дети Императора были единственным легионом, которому сам Император даровал право нести своё имя и собственный штандарт – великую палатинскую аквилу. Немногие легионы были прославлены больше и имели меньше причин предать отца. Глядя на награды и слыша хвалу III легиона, мало кто сомневался, что его воины воплощают идеальных астартес в представлении Императора: благородные делом и обликом, выдающиеся во всём, могучие, просвещённые, целеустремлённые и верные. И с этих высот предательство низвергло Детей Императора, превратившихся в гнуснейших и ужасных существ, влекомых гордыней и поглощённых противоестественными желаниями. Хроника их деяний до падения – не просто описание того, кем были Дети Императора и чего достигли, но и история того, как они, подобно другим предателям, сами погубили себя. Недаром в древних текстах говорится, что «гордыня приводит к падению», и нечасто эти слова столь же точны, как в случае III легиона Космодесанта. Предательство изменило Детей Императора до неузнаваемости, их поиск совершенства вылился в жажду излишеств, а превосходно сбалансированная структура легиона не выдержала и распалась. Но эти ужасные изменения ещё не произошли, когда III легион пришёл на Истваан III. Покров прошлого ещё сдерживал порчу. Далее описывается история и организация Детей Императора, какой она была большую часть Великого крестового похода до самой бойни на Истваане III.

Происхождение Править

150px-EmperorsChildrenPreheresy

Космодесантник Детей Императора (до Ереси Хоруса)

III Легион, как и остальные, был создан в конце Объединительных Войн на Терре, и многие из первых рекрутов были набраны из народов Европы, поклявшихся в верности на крови. После неоднократных поражений в битве с Громовыми Воинами аристократы Европы в знак раскаяния за упорство отдали Императору свою золотую молодёжь. Среди новобранцев были сыны каждой благородной семьи, что предположительно и дало легиону имя, позднее подтверждённое примархом. Одни отдавали детей неохотно, считая их заложниками, а другие сотрудничали с пылом истинных новообращённых – например, после капитуляции дом Локулус из Комарга отдал всех своих сынов, а позднее добровольно отправлял в легион каждого первенца. В последовавшие десятилетия другие терранские династии последовали примеру Европы, наполнив ряды III легиона юношами, верными благородной крови предков, и так образовалось братство, чья воинская родословная тянется в забытые эпохи.

Сохранилось много свидетельств основания легиона, и из них можно заключить, что геносемя и кодирование порождали воинов с могучими телами, благородным обликом и превосходно отточенным мысленным процессом с тягой к личным достижениям и демонстрации своего превосходства через соперничество. Единственными замеченными аномалиями были случаи альбинизма и смены цвета зрачков некоторых рекрутов на пурпурный. Впрочем, такие небольшие побочные эффекты имплантации геносемени и улучшения физического состояния нисколько не умаляли ощущения эстетического совершенства III Легиона даже в первые годы. В украшенных молниями и лучами солнца доспехах легионеры казались верным Императору людям легендарными полубогами, сошедшими на землю во плоти и железе.

Одной из особенностей первых лет существования Детей Императора было то, что они охотно сражались вместе и даже вели в бой молодую Имперскую Армию, которой пренебрегали остальные легионы. Воины III Легиона были перфекционистами даже до того, как они воссоединились со своим примархом, они с высокой эффективностью выполняли все данные им поручения, превзойдя даже ожидания Императора. Часто легион отправлялся на дипломатические миссии, на которых они выступали в качестве посланников Императора. Десантники из Детей Императора раскрасили свои доспехи в имперский фиолетовый цвет, свидетельствующий об их назначении. После того, как солдаты из легиона защитили Императора во время предательства на Проксиман, им было предоставлено почётное право носить личный флаг Императора, аквилу.

И потому никто не сомневался, что воины III Легиона были избранными, и таковы были их слава и почёт, что какое-то время именно они передавали желания и приказы Императора другим легионам и войскам, рассеянным по зарождающемуся Империуму. Психологическая природа III Легиона означала, что его воины в точности передадут суть любого приказа, даже если он станет их последними словами. Они стали волей Императора – ни один другой легион не удостоился такой чести. Пусть другие и несли его слово, но в те времена III легион был его голосом.

III Legion Pad

Наплечник III Легиона с императорским орлом

Несмотря на высокий статус, на первом же этапе существования Дети Императора претерпели значительную катастрофу: большая часть их геносемени таинственно пропала во время полёта на Луну. До нахождения примарха Дети Императора оставались одним из наименьших легионов астартес, так как для возмещения потерь использовались несовершенные методы, вроде извлечения прогеноидов из мёртвых воинов. В то время как другие легионы, такие как Ультрамарины, Имперские Кулаки и Лунные Волки, насчитывали по 100 тысяч воинов, в III Легионе их было всего несколько сотен.

Кризис геносемени Править

Одна великая катастрофа омрачает ранние десятилетия существования III Легиона – потеря почти всего запаса геносемени Детей Императора. Это произошло спустя солнечный год после великой победы вместе с Императором на Проксиме и стало поворотной точкой, навеки изменившей будущее легиона.

Когда Объединительные войны Императора вышли за пределы Терры, усмирение генокультов Луны и Марсианское Соглашение позволило Империуму производить беспрецедентное количество снаряжения для космодесантников, и легионы начали расти, чтобы соответствовать требованиям межзвёздных войн. В генокузнях начали имплантацию рекрутам для легионов, и часть геносемени III Легиона была отправлена для хранения на Луну. Произошедшее далее неясно до сих пор. Одни утверждают, что ещё сопротивляющиеся Империуму селенитские культы взломали защитный лазер и сбили транспорт, другие - что он потерял управление и разбился при попытке войти в док, а третьи говорят, что корабль просто исчез. В ретроспективе было бы легко связать с катастрофой тайный заговор или диверсию, нельзя было отбрасывать такую возможность. Потеря резервов геносемени стала серьёзным ударом для III Легиона, но не поставила бы под угрозу его выживание, если бы вскоре не разразилась новая катастрофа.

Дети Императора, как и другие легионы, забирали прогеноидные железы с павших воинов. Из них можно было вырастить новый набор органов геносемени для новобранцев, однако система не была совершенной. Характер гибели легионеров и их войны не всегда позволял забрать железы, и потому на Терре хранился запас геносемени, чтобы его всегда могли имплантировать в новобранцев. Благодаря этому чрезвычайному запасу можно было обеспечить III Легион свежими воинами, чтобы Дети Императора выросли и разрослись, в их выживании можно было не сомневаться. Однако за одну ночь эта надежда исчезла.

Быстро распространяющийся неизвестный вирус заразил часть хранилищ геносемени на Терре. Биомагосы отчаянно пытались сдержать заразу, её распространение угрожало за считанные часы уничтожить то, что копили столетие, однако несомненно искусственный – и возможно, созданный ксеносами – вирус оказался устойчив к терапии. Лишь благодаря несравненному гению самого Императора заразу удалось искоренить. Нежданный удар обрушился на многие легионы, но лишь запасы геносемени Детей Императора оказались уничтожены полностью. III Легион начал умирать.

Другие легионы росли и обретали славу, Великий крестовый поход набирал обороты, а Дети Императора погибали. Теперь они могли восполнить потери лишь прогеноидными железами павших. Без примарха легиона Император и его генотворцы могли лишь мучительно медленно восстанавливать запасы, а тем временем силы III Легиона убывали с каждой битвой. Стало ясно, что Дети Императора погибнут задолго до того, как восстановятся запасы геносемени. Гибель легиона казалось неизбежной.

Появление Фулгрима и возрождение Править

EC Terminator

Терминатор Детей Императора в броне "Тартарос" (до Ереси Хоруса)

III легион был спасён обнаружением своего примарха. Волей случая или мудростью Императора Великий крестовый поход достиг давно забытого Кемоса. То был мрачный и унылый шахтёрский мир, где надежды было мало, тяжёлый труд являлся нормой жизни, а упадок – судьбой изолированных здесь людей. Конечно, тяготы и лишения здесь были обычным делом, но, как многие замечают с кривой усмешкой, по сравнению с некоторыми другими примархами Фулгриму ещё повезло (например по сравнению с Ангроном или Мортарионом).
EC in battle

Высадка Детей Императора

На этом унылом мире примарх вырос и возвысился. Фулгрим был бледнокожим и стройным, похожим на ожившую древнюю статую. Белые как пепел волосы спадали на красивое лицо, а в пурпурных глазах сверкала усмешка. Он с лёгкостью преуспел в войне, раздумьях, творчестве и работе. Люди уже десятки раз пересказывали подробности жизни Фулгрима и его влияния на Кемос, но для нас важнее всего одно – примарх стал маяком надежды для угасающего народа. При нём вернулись творчество, искусство и духовный рост, а разум и деяния Фулгрима позволили остановить упадок неплодородного мира и направить его пусть не к величию, но к лучшей жизни. Редко что-то прекрасное вырастает на каменистой почве, но примарх внушал стремление к величию.

Воссоединение отца и сына было тёплым, Кемос легко и охотно вступил в Империум, а скоро Император отдал Фулгриму его умирающий легион. Перед ним собралось лишь двести воинов. Их было так мало, что каждый нёс знамя роты, которая либо погибла, либо уменьшилась до горстки воинов. Но они стояли гордо и непреклонно, словно бросая вызов судьбе. Увидел ли Фулгрим отзвук борьбы Кемоса в своих выживших генетических потомках? Мы не знаем, но тогда он преклонил колени перед своим легионом. Когда примарх встал, то заговорил о судьбе легионеров, о том, как они должны сбросить былые тяготы и вознестись к высотам, куда другие не осмелятся. «Вы избранные Императора, его глашатаи, его воины, его дети, и это только начало!» Услышав слова Фулгрима, Повелитель Человечества переименовал III легион в Детей Императора, подтвердив декретом давно данное им имя. Армейская Коллегия Официо Милитарис в соответствии с изменениями выкрасила их доспехи в имперский пурпур. Гербом легиона стало когтистое крыло, а палатинская аквила – законным знаком исполнителей имперской воли. Восстановление легиона началось. Обнаружение Фулгрима позволило быстро синтезировать геносемя, а с Кемоса набирались рекруты. Вероятно, Император был доволен охотным вступлением примарха и его народа в Империум, поскольку повелел передать в распоряжение легиона значительные ресурсы. Некоторые в Военном Совете рекомендовали набирать рекрутов на других мирах. Они считали, что подходили лишь немногие из народа Кемоса, на планете не было сильной воинской культуры, типичной для миров легионов. Однако Фулгрим не внял возражениям: у народа Кемоса было право и воля возвыситься – стать чем-то большим, чем в прошлом. Однако и другие миры помогали восстановлению Детей Императора. На Терре некоторые из старых семей знати вновь отдавали сынов, и когда Фулгрим принимал участие в покорении человеческих миров, то часто давал правящей элите возможность сделать юнцов соискателями, если их сочтут достойными. Примарх редко отвергал дань благородных сынов, несмотря на свои слова Военному Совету. Возможно, это ему льстило.

Emperor s Children Emblem by steel serpent

Эмблема Детей Императора до Ереси Хоруса

Братья с Волками Править

Хотя численность Детей Императора вновь росла, по сравнению с другими легион по-прежнему был карликом. Детей Императора было лишь несколько сотен, тогда как Ультрамарины уже первыми пересекли порог в 100000 воинов, а другие крупные легионы, такие как Имперские Кулаки и Лунные Волки, тоже могли вести одновременно несколько войн. Даже XX Легион, молодой и ещё не нашедший примарха, был крупнее. Желая ускорить восстановление Детей Императора, Повелитель Человечества попросил Хоруса стать учителем Фулгрима и его легиона. И потому Дети Императора почти десятилетие бились бок о бок с Лунными Волками. Хотя Фулгрим и Хорус были не похожи, их связало нерушимое братство и доверие, рождённое в бою. Их воинства, такие непохожие по духу, но равные в доблести, сблизились, легионы и примархи дополняли друг друга. Хорус был резок и полагался на интуицию, а Фулгрим предпочитал спокойно планировать. Лунные Волки были прямолинейны и жестоки, а Дети Императора – гибки и хитры. Когда Дети Императора ушли, чтобы сражаться самим, они принесли братскую клятву Лунным Волкам. Однажды предательство свяжет души III Легиона этой клятвой.

Летописцы Править

Летописцы были странствующими художниками, мудрецами и хронистами, сопровождавшими войска Великого крестового похода согласно эдикту и лицензии. Следуя за экспедиционными флотами и войсками завоевателей, они увековечивали увиденное в словах, снимках, картинах, скульптурах, музыке и прочем творчестве. На протяжении большей части Великого крестового похода они существовали с позволения отдельных командующих, их присутствие среди легионов терпели одни, и запрещали остальные. В первую категорию входили Дети Императора, среди чьих флотилий находилось необычайно много летописцев, что в других легионах иногда вызывало неодобрение и даже презрение. Из-за такого гостеприимства многие из лучших творцов и художников следовали за Детьми Императора, некоторые даже говорили, что вокруг III легиона возник настоящий культ эстетизма. Тому причиной готовность Детей Императора принять артистов, тяга легиона к эстетике и желание, чтобы деяния воинов и Великого крестового похода увековечили в стихах. Сам Фулгрим спонсировал создание многих произведений искусства, а его покровительство в те времена считалось величайшей похвалой мастерства.

Летописцы стали официальной частью Великого крестового похода после утверждения Ордена Летописцев имперским эдиктом, изданным после Триумфа на Улланоре. С этого момента все легионы и войска должны были принять летописцев, увековечивавших подвиги воинов и достижения Имперума. Официальный статус привлёк в ряды летописцев тысячи людей, среди них известных деятелей культуры, таких как Игнаций Каркази, Валора Риен и Секетина Дей. Многие погибли в начале войны, а другие просто исчезли в неразберихе, их судьба так и осталось неизвестной. Выжившие были расформированы. Многие труды летописцев засекречены, а некоторые, особенно созданные в конце под покровительством Детей Императора, слишком опасны по замыслу и сути, и потому обречены на забвение.

Совершенство плоти Править

Дети Императора отдались поиску совершенства не только душой, но и телом. Для некоторых было недостаточно достижения славы совершенства, они желали стать его воплощением. То, что сам Император создал их с непревзойдённой мудростью и знанием, считалось ими недостаточным, текущее состояние было лишь началом пути. Во время Ереси всплыли свидетельства, что за многие годы до предательства Хоруса некоторые из легиона Детей Императора считали, что они, возможно, смогут улучшить то, чем их сделали геносемя, родители и замысел Императора. Они изменяли имплантированные органы, анализировали и модифицировали прогеноиды, хирургически усиливали тех, кто добровольно разделял их манию. Предположительно, порождённые этим богохульства плоти проявились лишь в самые тёмные годы войны, но зараза пустила корни задолго до того, как Дети Императора ступили на горячий пепел Истваана III.

Причиной этой мерзости, несомненно, стал апотекарион, гораздо больший, чем в других легионах, одновременно полный гордости за свою работу и до дрожи боящийся неудачи – чему причиной, несомненно, была память о вымирании Детей Императора. Со временем запретные медицинские практики подобно опухоли охватили весь легион и слились с порчей варпа, но зараза началась всего с нескольких, а возможно, и с одного – командора-лейтенанта Фабия Байла, Главного апотекария во времена Ереси, чьё имя стало синонимом изуверств. Известно, что апотекарии легиона проводили осторожные проверки чистоты как соискателей, так и геносемени перед имплантацией. Превратились ли эти проверки в «исправления»? Известно, что некоторые из Детей Императора имели «усовершенствования» задолго до резни на Истваане III. Под нормальной сверхчеловеческой внешностью некоторых таились аугментированные органы чувств, модфицированная мускулатура, даже хирургические изменения, из-за которых мозг работал совсем не так, как Император задумал для легионов астартес. Возможно, свою роль сыграли трансгенные богохульства и запретные технологии, но истинная порча осталась незамеченной в первую очередь из-за того, что многие Дети Императора добровольно приняли такие изменения.

Похоже, что такие процедуры были для них чем-то вроде обрядов тайного культа. Другие легионы тянули в ересь воинские ложи, но Детям Императора помогли встать на путь проклятия грехи собственной плоти.

Гордыня и падение Править

Необузданный энтузиазм переполнял Детей Императора с того момента, как Фулгрим скромно преклонил перед ними колени. Казалось, что для них ничего не значат былые достижения, важно лишь будущее – будущее, в котором они не потерпят неудачи. Дети Императора концентрировались на любой задаче, и больше всего их интересовали вопросы войны. Легионеры не принимали ничего, кроме совершенства. Когда другой легион преуспевал в той или иной области ведения боевых действий, Дети Императора учились у них. Они полностью отдавались тренировке и обучению, пока не достигали мастерства. Освоенные методы оттачивались до совершенства.

Известно, что на Совете Клинков после уничтожения орочей империи Мирги это стремление позволило Фулгриму улыбнуться, когда Робаут Жиллиман объявил залу, что доктрины контрудара Детей Императора лучше, чем у Ультрамаринов. Но как бы похвальна ни была тяга к совершенству, у всего есть цена. Хотя действия Детей Императора были образцовыми, в какой-то момент благородство подменили гордыня и презрение. Оценить свои достижения можно, лишь сравнив себя с другими. Говорят, что когда хвалили другой легион, Дети Императора воспринимали это как повод стать лучше и оскорбление своей гордости. Неспособность повторить достижения других рождала зависть. Превосходство рождало презрение к тем, кто был хуже их. И как бы высоко Дети Императора не поднимались, чего бы они не достигали, этого было недостаточно. Жажда совершенства была безграничной и неутолимой. Подтверждением этому станут бесчисленные зверства, но знаки можно было увидеть и до падения.

Неизвестно, в какой момент Фулгрим и его Дети Императора отдались тьме. Возможно, Хорус совратил брата после своего падения, а возможно, Фулгрим уже опустился сам, и предательство магистра войны лишь сделало порчу сильнее. Правды нам не узнать. Те, кто служит левой рукой Императора, утверждают, что Детей Императора обрекла чистка опасных ксеносов, известных как лаэр, поскольку есть свидетельства, что Губительные Силы использовали эти события, чтобы завладеть Фулгримом и начать быструю порчу легиона. Возможно, это правда, но даже если тёмные силы воспользовались лаэранцами, чтобы посадить семена порчи, всходы они могли дать лишь на плодородной почве. Против этого свидетельствует и тот факт, что некоторые из Детей Императора до конца были верны древнему благородству. Неясно, предвидели ли они гибель легиона, но эти воины были устойчивы к порче, забравшей их братьев. И расплатой за их верность и стойкость стал пепел Истваана III. Погубленные за предполагаемые изъяны примархом, обезумевшим от гордыни и ставшим игрушкой тёмных сил, павшие на Истваане воины остались верными клятвам. Они были истинной душой легиона воинов, которых сам Император назвал своими детьми.

Warhammer-40000-Фулгрим

Фулгрим и Гвардия Феникса во время Лаэранской кампании

Ересь Хоруса Править

После того, как примархи и космические десантники завершили Великий Крестовый поход, Император вернулся на Терру и занялся укреплением Империума, в чем ему помогали остальные Легионы. Большая часть людей (и примархов) была согласна, что Император должен находиться в сердце Империума - на Терре, но кое-кто был против: Главнокомандующий Хорус, командующий легиона Сынов Хоруса, самый могущественный из примархов. В своем высокомерии Хорус считал, что Император ослабел и превратился в человека, недостойного, чтобы за него сражались. Узнав о предательстве Хоруса, Император послал ему на встречу семь полных легионов Космического Десанта, приказав им, если будет нужно, уничтожить ренегата. Первыми в систему Истваана, где находился Хорус, прибыли Дети Императора. Фулгрим лично встретился с Хорусом и потребовал от него объяснений, не понимая, почему тот так поступил. Но Хорусу удалось обмануть Примарха и склонить его на свою сторону. Совет Харона, созданный после Ереси Хоруса, попытался выяснить, что же заставило Фулгрима предать Императора, и пришёл к выводу, что Хорус воздействовал на него, ослабив его волю до такой степени, что Хаос захватил душу Примарха и отвратил его от Императора. По мере того, как текла долгая беседа между Фулгримом и Хорусом, преданность Фулгрима Терре разрушалась, и её заменило всепоглощающее желание уничтожить ложного Императора, правление которого сдерживает человечество на пути к совершенству. Фулгрим всегда ставил совершенство выше любого материального предмета. Сбитый с пути истинного словами Хоруса, Фулгрим поддался его обещаниям о новом человечестве, которое, отбросив ложные представления о слабом Императоре, поднимется к пику своей цивилизации. Слаанеш нашел в Фулгриме надежного слугу, нашептывая ему сладкие слова о великом совершенстве, и Фулгрим добровольно попал под власть этого своего нового бога.

Когда Фулгрим обратился на сторону Хаоса, то же сделали и его Лорды-Командоры. Они знали, что их Примарх был верхом совершенства, потому никак не могли ослушаться его и тоже попали под власть Слаанеш. Вернувшись в свой легион, Фулгрим и Лорды-Командоры встретились с капитанами, проповедуя им величие Хаоса. Капитаны, в свою очередь, передали учение Слаанеш своим подчинённым и так далее, пока, наконец, весь легион не отвернулся от Императора. (Немногочисленные лояльные войска, возглавляемые Саулом Тарвицем, капитаном 10-й роты Детей Императора, храбро сражались с отступниками на Истваане III, но были в конце концов побеждены и поголовно истреблены). Они отбросили своё прежнее отношение к Императору, как к идолу, и чистосердечно перешли на сторону Слаанеш, преподнося принцу Хаоса такую же степень поклонения, как прежде - Императору. Слаанеш, в свою очередь, предоставил для Детей Императора видение галактики абсолютной свободы, где зла не существовало в принципе, так как каждый гран опыта был источником наслаждений. Капелланы Легиона еще больше развили эту мысль, поясняя, что особую ценность имеет каждое мгновение жизни. Совершенство Детей Императора стало превосходством гедонизма, бесконечным в своем объеме и неостановимым в своей ярости. Когда лояльные космические десантники прибыли на Истваан V, Дети Императора стояли первыми в рядах предателей, выступивших против войск Императора, уничтожая своих прежних братьев с ликующей жестокостью.

Восстание Хоруса ширилось, разрушая всё, что было прежде создано Империумом. Когда Хорус осадил Терру, Дети Императора продолжали сражаться на его стороне, но мало что могли сделать во время медленной кампании по разрушению мощной системы защиты Имперского Дворца. Вместо того, чтобы штурмовать неприступные стены, Фулгрим повернул свой легион против беззащитных жителей планеты, которые при виде войск Хаоса попрятались по домам, зная, что надёжный Дворец сейчас им не поможет. Убийства и резня Исствана нашли свое продолжение на Земле, но в много больших, поистине ужасающих масштабах. Пользуясь большой концентрацией кораблей вокруг Терры, апотекарии и колдуны Детей Императора огромными массами черпали энергию Слаанеш, увеличивая степень наслаждения легиона, безрассудно уничтожая не только их тела и сознания, но разрушая и души десантников. Среди пленённых людей появлялись демоны, которые пожирали их плоть, а космические десантники в это время пытались превзойти их в кровожадности и похоти. Фулгрим с радостью направлял войска туда, где резня обещала быть более кровавой, веря, что его Легион освобождал своих жертв от жестоких цепей Императора, давая им возможность примкнуть к нему в стремлении к совершенству. В то время, пока продолжалась Осада Терры, Дети Императора уничтожили в сорок раз больше мирного населения, чем составляла численность Легиона, стремясь как можно дольше и глубже удовлетворить свое стремление к наслаждению. Точное число погибших от рук Детей Императора во время всей кампании исчислить невозможно.

После Ереси Править

Emperor's Children

Боевая банда Детей Императора

В соответствии с древними хрониками Империума, в момент апогея Осады Терры Хорус встретился с Императором в честном бою один на один и был побеждён. Со смертью Хоруса Легионы Хаоса пришли в смятение, поэтому Дети Императора вместе с остальными силами Хаоса вынуждены были бежать с планеты. Во время преследования флота Детей Императора имперские корабли не раз проходили мимо уничтоженных ими миров, где валялись горы мертвецов, а немногие выжившие, желая спастись от безумия пережитых кошмаров, умоляли, чтобы их убили. Подчас население целых планет исчезало неведомо куда. В конце концов, оставив за собой непереносимый след жестокости и страха, Дети Императора достигли Ока Ужаса, где им и их собратьям-предателям удалось скрыться от возмездия Империума. В соответствии с инквизиторским "Оракулом Гадеса", Дети Императора быстро потратили все запасы рабов, служивших им игрушками, после чего начали охотиться на единственно возможные жертвы - на воинов других Легионов-Предателей. Война, начавшаяся в результате этого, была ужасной и кровопролитной, но результат был закономерным - Дети Императора были повержены, так как сражались против всех сил Хаоса.

EC Mortal Scream

Смертельный крик

Что случилось с Фулгримом, не знает никто. Враги Слаанеш утверждают, что он погиб во время сражений, но, управляемые роботами Адептус Механикус зонды так и не смогли найти ни останков тела примарха, ни его боевой баржи. Среди остатков легиона Детей Императора ходят слухи, что за его веру в наслаждение он был возвышен Слаанеш в ранг Князя Тьмы, повелителя демонического мира. На протяжении тысячелетий Дети Императора вместе с другими поклоняющимися Слаанеш космическими десантниками продолжают искать мир Фулгрима, где наслаждение поистине бесконечно, но из этих десантников так никто и не вернулся, чтобы рассказать, нашли они что-то или нет. По прошествии десяти тысяч лет Инквизиция продолжает держать ударные войска, которые уничтожают источники любых слухов (даже самые слабые) о существовании Примарха-Предателя.

NoiseMarine

Шумовой десантник

Лишившись лидера, Дети Императора продолжают искать источник вечного наслаждения, находя утешение падению своего легиона в ужасе битв. Они объединяются с другими преданными Слаанеш космическими десантниками, ведя свой собственный злобный крестовый поход. Большая часть их превратилась в Шумовых десантников, склонных к беспричинной ярости и гневу, получающих наслаждение только в рёве взрывов и криках умирающих.

Только самое изощрённое наслаждение может прельстить этих пресыщенных удовольствием ветеранов, поэтому они красят доспехи в яркие, кричащие цвета и украшают их шелковыми лентами и золотыми цепочками. Несмотря на свое сумасшествие, они остаются свирепыми, злобными воинами, получающими удовольствие от разрушений, которые они производят. Они готовы служить любому повелителю, который даст им возможность добыть новых рабов, чтобы потом пытать их во славу Слаанеш. Некоторые даже становятся самопровозглашёнными генералами, желая возродить те времена, когда Фулгрим руководил целым легионом и проносился по галактике вихрем боли и смерти. Эти существа становятся даже более ужасными, чем те маньяки, которые им служат, так как кроме обычного стремления к удовольствию они стремятся достичь ещё большей степени наслаждения, алкая до любого опыта, дарующего удовольствие. К счастью, банды Детей Императора встречаются весьма редко. К счастью, потому что нет судьбы более ужасной, чем попасть к ним в плен.

EC Mutant Marine

Космодесантник-мутант Детей Императора

Известные кампании Править

Дети Императора были образцовым легионом. Их история до Предательства примечательна не просто бесчисленными победами, но и тем, как они были одержаны. В хрониках каждой битвы III Легиона есть нечто, достойное восхищения: подробность боевого плана, ратный подвиг, героизм воинов. Немногие легионы могли сравниться с Детьми Императора в почестях, добытых воинами и подразделениями. Вечно прилагающие все усилия, стремящиеся отточить своё искусство и научиться новому воины были воплощением всего лучшего в легионах астартес. Другие вырабатывали свой подход к войне и применяли его в любой ситуации, но Дети Императора никогда не ограничивали себя одним видом боевых действий. Их победы были добыты применением столь разных стратегий и тактик, что в этом Детей Императора могли превзойти лишь Ультрамарины. Они словно стремились избавиться от любого несовершенства, приняв и отточив все подходы и боевые навыки. Дальний и ближний бой, яростный натиск и затяжная осада – они принимали всё. Достижения Детей Императора задокументированы особенно хорошо, поскольку в отличие от других легионов они полностью приняли летописцев и их вольных предшественников. Теперь мы можем увидеть образ утерянного совершенства в бесчисленных засекреченных текстах, снимках, записях и произведениях искусства. Однако в совершенстве Детей Императора был изъян, о чём свидетельствует кровь бессчётных миров и зверства над населением Терры. Мы этого не услышали, но возможно отзвуки грядущих преступлений доносились из эха былых побед.

Проксиманское восстание (прим.829.М30) - Проксиманское восстание является одним из ранних зарегистрированных сражений еще безымянного III-го легиона. Присоединившись в качестве почётного караула Императора сопровождали его во время церемонии торжественного вхождение Проксимы в состав Империума попали в ловушку. Шестнадцатая рота III-го легиона вместе с воинами Легио Кустодес держались до последнего воина, отбивая атаки восставших на центральной церемониальной площади Проксимы. Своей жертвой они выиграли время для того чтобы вырваться из ловушки проксимаских повстанцев раненому Императору. В знак признания этой жертвы, Император позволил легиону носить Палатинскую Аквилу, что было высочайшей честью, а также дал разрешение на проведение Экстерминатуса в наказание за вероломно пролитую кровь. С того дня третий легион с гордостью носил Палатинскую Аквилу, как символ высочайшей преданности Императору и Империуму Человечества.

Оборона Спокойствия (год неизвестен.M30) - затяжной и яростный конфликт, в котором приняли участие Дети Императора на периферии Далинитской Туманности в начале продвижения Великого крестового похода на галактический восток.

Падение Катаров (год неизвестен.М30) - Дети Императора столкнулись с расой недочеловеков известной как Катар.

Покорение Праксила (год неизвестен.M30) - кровопролитный конфликт с тиранами Праксила.

Очищение Лаэра (прим.001.М31) - Дети Императора сражаются с расой змееподобных ксеносов Лаэр.

Родной мир Править

Во время изоляции, архивариусы Кемоса описывали планету, как унылый и суровый мир. На Кемосе, освещаемом двумя небольшими, удалёнными солнцами, и окружённом плотными слоями космического пыли, день нельзя было отличить от ночи. Только неизменные звёзды сияли вечным серым светом. Кемос, основанный как колония для добычи полезных ископаемых, во время изоляции от Терры стал приходить в упадок.

Без прибывающих с других планет ресурсов, тысячи людей голодали, и вскоре на всей планете остались всего несколько мощных заводов-крепостей, где жили единственные выжившие жители Кемоса. Без еды, воды и энергии, жители Кемоса были вынуждены экономить каждый кусок хлеба и каждый глоток воды, работая день и ночь на гигантских фабриках и заводах-синтезаторах, которые тысячный раз перерабатывали пищу, превращая вчерашний мусор в жизненно важные элементы и витамины. Рождение детей, искусство и развлечения были принесены в жертву каждодневной работе ради выживания, и главной ценностью стала эффективность.

После пришествия Фулгрима и возвращения имперской армии Кемос быстро развился в индустриальную планету, которая являлась одним из основных поставщиков материалов для Империума. Крепость-Монастырь Детей Императора был основан в центре Каллакса, осуществляя набор рекрутов из самых сильных, смелых и самых умных жителей планеты. Хотя сам Фулгрим никогда не вернулся на Кемос, он старался, чтобы его воля, как эмиссара Императора, беспрекословно выполнялась. Рекруты Кемоса являлись сильными и способными воинами, но мало кому из них удавалось пройти все придирчивые проверки и испытания, которым их подвергал Фулгрим, старавшийся, чтобы каждый попавший в его легион служил примером для других легионов.

После прекращения Осады Терры и окончания Ереси Хоруса имперские войска начали атаку на Кемос, чтобы уничтожить Крепость-Монастырь Детей Императора и очистить галактику от угрозы Хаоса. После этого Кемос был объявлен Инквизицией изолированным миром, а далее никто не знает, что там происходило.

Боевая доктринаПравить

Изучая древние битвы и отчёты о боях, писцы Инквизиции по крохам собирают информацию о способах ведения войны Легионом Детей Императора, так как оригиналы текстов о тактике исчезли вместе с самим легионом. Легион Детей Императора оттачивал все свои способности, стремясь достичь совершенства. Это касалось и военной доктрины. Каждый Космический десантник, будь то пехотинец, водитель, стрелок, скаут или снайпер, использовал всё своё время для совершенствования своих способностей. Каждый аспект будущего боя анализировался, изучались все детали, включая преимущества, местность, погоду, размещение, резервы и т.п. На долю случая не оставлялось ничего.

В бою Дети Императора являли чудеса смелости, удивительные даже для Космического десантника. Они сражались не потому, что бой был необходим, а потому, что верили в своё предназначение и выкладывались без остатка, неважно была ли это огромная битва или небольшое патрульное столкновение. Широко было распространено мнение, что Десантник легиона Детей Императора никогда не бежит из боя. Кроме того, легион не желал никого брать себе в союзники, ни Имперскую Гвардию, ни даже своих братьев Космических десантников. Принцип следования примеру Императора настолько сильно вошёл в фибры души Детей Императора, что менять своё мнение о своём высшем предназначении они не хотели.

Военная структура легиона Править

Дети Императора были организованы так, чтобы соответствовать идеалам Фулгрима и собственной требовательной природе. Как и в остальных аспектах легиона, в организации ничто не оставили капризу или случаю, всё обдуманно расставили согласно эстетической и функциональной ценности. Известно, что Фулгрим говорил, что нет деталей слишком малых для принятия во внимание, и что качество целого зависит от качества составляющих. Потому не удивительно, что в организации легиона примарх предпочитал формализм, подчинение и порядок.

Дети Императора многое взяли от структуры изначальных легионов, добавив свои звания, акценты и точки опоры, но в целом остались верны давно устоявшимся терранским принципам. Во всех частях Детей Императора существовала иерархия власти и способностей. Каждый воин, единица снаряжения или офицер занимали место, лучше всего подходившее их сильным сторонам и известным возможностям, и должны были в этом преуспеть. Фулгрим также поддерживал жёсткий порядок в командной иерархии подразделений легиона. Обычным для других астартес гибким изменениям размеров и природы не было места в подходе Детей Императора к войне. Любое изменение или отклонение от нормы было намеренным результатом долгих раздумий. Так же осторожно были очерчены положения и ранги всех воинов Детей Императора. Награды, символические отражения подвигов и печати славы были обычным делом, но их всегда давали старшие офицеры, а не выбирали сами легионеры, и больше всего ценились те, которые давал сам примарх. Каждый воин легиона знал своё место и цену в глазах примарха и Императора, и это обеспечивало достойную любого космодесантника личную ответственность и отвагу, питаемую не в последнюю очередь непоколебимой верой в собственное превосходство. Дети Императора были порядочными и щепетильными, размер и структура подразделений в целом одинаковыми, а любые отклонения – временными или вызванными тактическими соображениями для конкретной цели. Основой этого точного распорядка было отделение, наиболее изменчивое как в размере, так и в функции. Каждый состоявший из нескольких Детей Императора отряд имел собственную цель и специализацию. Ожидалось, что каждый легионер преуспеет в отведённой ему задаче и будет тренироваться до изнеможения, чтобы достичь пика эффективности в командной работе. Примечательно, что в рядах Детей Императора можно было встретить все варианты типа и снаряжения отделений других легионов, поскольку воины считали, что они могут и обязаны преуспеть в любой области ведения боевых действий. Впрочем, в культуре легиона укоренилась вера в превосходство определённых воинских добродетелей над другими - вера, основанная на мнении и склонностях примарха Фулгрима, и воспринимаемая воинами как неоспоримая доктрина.

Одной из таких добродетелей была скорость. Будь то быстрота манёвра, действия и атаки, она считалась более важной, чем сила, стойкость и даже огневая мощь – нанёсший первый удар воин скорее всего победит, а в движущуюся цель сложнее попасть. Эта доктрина проявилась во многом, как в разработке боевых планов, так и в предпочитаемом легионом вооружении. Это можно заметить по большому количеству снаряжённых прыжковыми ранцами легионеров, Лэнд-спидеров, штурмовых антигравов и отделений «небесных охотников». В ротах было особенно много получивших гравициклы «небесных охотников». Часто это предпочтение списывали на собственные слова Фулгрима: быстрые и элегантные воины были похожи на благородных рыцарей из древних легенд и мифических чемпионов, чьи доспехи сверкают на солнце, а позади развеваются стяги. Также выбор высокоскоростной техники связан с предпочтением манёвров и фактом, что в легионе Детей Императора никогда не было ни воинов, ни подходящей психологии для жестокой войны на истощение, которую, например, вели Железные Воины и Гвардия Смерти. Фулгрим всегда предпочитал одерживать победы с минимальными потерями, хотя и редко в этом признавался.

Особое уважение к превосходству и способностям привело к образованию в Детях Императора не только обычных для других легионов подразделений, но и многочисленных «отборных» или ветеранских отрядах. Одни были крайне специализированными подразделениями, такими как «Солнечные убийцы» - использовавшие лазерные пушки отряды, являвшиеся элитой специалистов по тяжёлому вооружению, а другие исполняли более формальную и церемониальную роль, например Гвардия Феникса, которая всегда насчитывала 200 воинов в память о первых днях возрождения легиона. Возможно, самыми знаменитыми и известными за пределами легиона были братства Палатинских Клинков.

Мечи тысячи кузниц Править

Дуэли между боевыми братьями были частью воинских традиций многих легионов. Для некоторых это был вопрос тренировки и подготовки к битве. Другие видели важность поединков не только в практической необходимости, дуэли становились целью, а не средством эффективности на войне. Одним примером являлись арены Пожирателей Миров, другим – Пиры Клинков Имперских Кулаков. Однако для Детей Императора дуэли были фундаментальной частью не только тренировок, но и психологии. Для них дуэль была лучшим выражением навыков и доблести воина, зеркалом его сути.

Дуэльное оружие являлось ключевой частью культуры и говорило об эстетических предпочтениях. Многие из Детей Императора носили мечи, выкованные на тысяче миров. В легионе особенно ценились традиционные чарнабальские сабли Древней Терры, выкованные согласно древним ритуалам и алхимическим формулам клинки были уникальным плодом мастерства кузнецов. Примером тому служит награждение Фулгримом шестью чарнабальскими саблями работы Елены Мордант, выживших в мятеже киберпровидцев. Акурдуана – перед смертью считавшийся лучшим мечником легиона – чаще всего бился парными чарнабальскими саблями, но известно, что у него была коллекция из 360 мечей, взятых с поверженных врагов. В легионе было принято собирать особенно хорошее оружие. Если известный мечник находил в руках врага превосходное оружие, то забирал его как трофей, а затем практиковался с ним, пока не начинал использовать лучше, чем создатели. Это имело почти каббалистическое значение поглощения и духовной победы над врагом. Поэтому чемпионы Детей Императора сражались ракатийскими стеклянными глефами, размалываюшими секирами Норвикских Низин, эгидскими «саинти», туонельскими траурными мечами, терранскими гладиями, марсианскими силовыми мечами и другим оружием, которому нет числа. Не существовало запрета на использование оружия, взятого у чужаков или народов, обречённых лишь на уничтожение, важно было лишь качество самого оружия.

Верования Править

Если судить по летописям легиона, которые были конфискованы Инквизицией, нельзя сказать, что Дети Императора обожествляли Императора, но их сила веры и преданности ему не уступала Имперскому Культу. Согласно верованиям Фулгрима, его легион должен был поверить в то, что Император является столпом человечества, и только старание во всем подражать ему является единственной целью существования человека. Так и случилось. Любой человек или организация, которая не соглашалась с этими принципами, заслуживали только презрения. Подобных людей нельзя было даже считать собратьями. Однако поклонение легиона Императору является строго иерархическим. Совершенство Императора воплотилось в первую очередь в примархах, которые следовали его примеру, потом - в офицерах легиона, капитанах и лейтенантах и, наконец, в сержантах и в простых десантниках. По мнению Инквизиции, именно такая сугубо иерархическая система и позволила Хаосу поразить целый легион в сравнительно короткие сроки. Немыслимо, что столь пылкая верность Императору была столь охотно отброшена, но это так.

Уцелевшие свитки свидетельствуют о том, что до того, как попасть под влияние Хаоса, Дети Императора безоговорочно верили в то, что Император, в конце концов, захватит галактику и без всяких проблем уберёт любое препятствие с пути человечества к полному совершенству. Несмотря на то, что космические десантники Легиона считали изучение аспектов боя самым важным, они также изучали и культурные аспекты цивилизации - музыку, искусство, скульптуру. Со всех концов Империума были собраны мастера, которые занялись украшением доспехов, оружия и техники легиона, с тем, чтобы они отвечали наивысшим стандартам. Высоко ценилось все многообразие наук человечества и практически не существовало таких направлений, которые бы не изучил легион.

Геносемя Править

Сохранившиеся фрагменты Кодекс Апотекарион Терра указывают на то, что после того, как чуть ли не всё геносемя легиона было уничтожено из-за аварии в процессе его воспроизведения, к апотекариям, которые работали с генетическим материалом, должны были быть применены требования абсолютной аккуратности. Возможно, именно это повлияло на веру Легиона в собственное совершенство, что в свою очередь сделало их геносемя наиболее чистым и стабильным из всех. Для имплантации использовались самые лучшие физические экземпляры, так что мутаций практически не наблюдалось, и общая вероятность мутирования составляла почти абсолютный нуль. Каждое функциональное улучшение, производимое с помощью геносемени, делалось на грани совершенства, позволяя космическому десантнику максимально использовать его на поле боя. Ни один из других легионов Космического Десанта не смог достичь такой чистоты, а технология и способы подобных улучшений так и не были достигнуты со времен Ереси Хоруса.

Численность Править

Похоже, что в отличие от Хоруса Фулгрим не старался скрыть силу своего легиона до бойни на Истваане III. Истребление лоялистов было спланировано, однако в свете того, что мы знаем о психологии примарха тех пор, можно предположить, что его пороки, капризы и эго уже начали затуманивать стратегическое чутьё. Среди погибших на Истваане III были и те, кто последовал бы за Фулгримом в предательство, но провалил тест на совершенство. До бойни численность Детей Императора насчитывала приблизительно 110 тысяч космодесантников, сведённых в 30 миллениалов, как называли ордены легиона. Из них примерно от четверти до трети были приговорены к смерти на Истваане III. Вероятно, также высокие потери понесли предавшие Дети Императора в борьбе против лоялистов. Фулгрим мог потерять до двадцати тысяч воинов во время истребления выживших после вирусной бомбардировки. В результате численность Детей Императора в легионе уменьшилась примерно на пятьдесят тысяч – значительные потери по любым меркам, по слухам, невероятно взбесившие Хоруса. Последующий рост силы Детей Императора и нестабильности воинов может быть связан с экспериментами над геносеменем и богохульствами над плотью, которые творили отступники, спеша возместить потери легиона, пока война продолжалась. Несдерживаемые страхом раскрытия аптекарии меняли тела Детей Императора под стать их порче.

Состав Детей Императора Править

Корабли Править

PrideoftheEmperor

"Гордость Императора"

Во времена Ереси Хоруса Дети Императора использовали следующие корабли:

  • Агония и Экстаз (The Agony and the Ecstasy) — боевая баржа
  • Андроникус (Andronicus ) — уничтожен около Ока Ужаса
  • Андрониус (Andronius) — ударный крейсер
  • Каллидора (Callidora) — боевая баржа, захваченная Железными Руками и направленная в планетоид Креон в системе Гамартия
  • Эревон (Erewhon) — линкор
  • Огненная птица (Firebird) — осадный корабль Фулгрима
  • Добродетель Фулгрима (Fulgrim’s Virtue) — сторожевой корабль
  • Золотое Сечение (Golden Mean) — сторожевой корабль, уничтожен из засады Веритас Феррум в системе Гамартия
  • Бесконечное Возвышение (Infinite Sublime) — сторожевой корабль, уничтожен из засады Веритас Феррум в системе Гамартия
  • Лонгинус (Longinus) — столичный корабль
  • Рассвет Малина (Malin Dawn) — корабль класса «Гладиатор», спасшийся на Исстван III, но его экипаж был истреблен Пожирателями Миров
  • Гордость Императора (Pride of the Emperor) — флагман
  • Скрытный (Stealth) — крейсер Фулгрима

Дети Императора используют истребители, известные как Рапторы.


Известные воины Детей Императора Править

Marius Vairosean

Марий Вайросеан на премьере "Маравильи"

До Ереси Править

Lord commander eidolon by d1sarmon1a-dbm93xu

Лорд-Командор Эйдолон (до Ереси Хоруса)

После Ереси Править

Легионы Космодесанта
Лояльные Тёмные АнгелыБелые ШрамыКосмические ВолкиИмперские КулакиКровавые АнгелыЖелезные РукиУльтрамариныСаламандрыГвардия Ворона
Предательские Дети ИмператораЖелезные ВоиныПовелители НочиПожиратели МировГвардия СмертиТысяча СыновАльфа-ЛегионСыны ХорусаНесущие Слово