ФЭНДОМ



««И вот я сражаюсь за Отца, которого никогда не любил против некогда любимого брата. Защищаю империю, которой никогда не был нужен, против армии, которая приняла бы меня без промедления». И все же клятва была дана, и ее нельзя нарушить.»
– Джагатай Хан о восстании Хоруса, Крис Райт "Путь Небес"

«"– Мы охотимся, потому что мы – охотники ... – Нет смысла говорить: «Вот оно, это конец, ты добился того, что собирался сделать». Мир вокруг тебя постоянно в движении. Ты движешься вместе с ним, или же тебя сметут".»
– Джагатай Хан (Крис Райт, "Шрамы. Легион разделился").

Записи Либера Хисторика Вангелия сообщают, что будущий примарх легиона Белых Шрамов Джагатай-Хан достиг мира в Сегментум Пацификус, определённого имперскими картографами как Мундус Планус, а местными жителями называемого Чогорис. Это был, и все ещё есть, плодородный мир с пышной растительностью, тянущимися к небу горами и голубыми морями, в котором, на момент Великого Крестового похода, только был открыт чёрный порох. Записи Империума свидетельствуют, что Чогориан, доминирующая империя, в это время состояла большей частью из аристократии, которая завоевала большую часть планеты, управляя хорошо укомплектованными и высоко дисциплинированными армиями. Бронированные всадники и плотные ряды пехоты выигрывали каждую кампанию, которую вел их правитель, Палатин.

Or7Rbw3hQPk575989145690-

Джагатай Хан и Таргутай Йесугей (обложка романа Криса Райта "Джагатай Хан: Боевой ястреб Чогориса")

Считается, что один из генералов Джагатай Хана, Огедей, после исчезновения Примарха написал книгу "Великий Хан Куан Жоу", и именно этот древний текст является для историков Империума лучшим источником о его жизни. Источники Чогориан дают обширные и часто очень преувеличенные факты из его жизни.

На западе империи Палатина раскинулась на многие километры степь, известная как Пустынные Земли, являющаяся домом для кочевых племен диких всадников, которые в течение многих столетий бродили по этим обширным полям. Племена степей жили в палатках и следовали циклу сезонной миграции от летних пастбищ до защищённых зимних долин в горах Хум-Карта. Отличные всадники и стрелки, эти непримиримые племена часто боролись с друг другом за контроль над пастбищами или – как говорит опус Огедея – просто ради самой битвы. Армии Чогориан никогда не вторгались в Пустую Четверть, где в засушливых и бесплодных землях не было никакой власти Палатина. Однако знать Чогориан нередко вела туда охотничьи банды, захватывая целые племена в рабство, или отслеживая одиноких соплеменников, чтобы поохотиться. (Множество отрывков в "Великом Хане" посвящены описанию злодеяний Чогориан. Кровавые ритуалы и жертвоприношения, описанные в этих отрывках, заставили некоторых имперских мудрецов полагать, что империя Палатина, возможно, была подчинена воле Тёмных Богов.)

Легенда о Джагатай-Хане берет свое начало около реки Куонон, в то время как Хан Онг, лидер маленького племени, известного как Таласкары, столкнулся с примархом. Вождь полагал, что ребёнок был подарком от богов, и взял его в семью, назвав Джагатай. В легенде упоминается, что Джагатай с раннего детства имел огонь в глазах, что для Таласкар было верным признаком храброго воина. Также упоминается, что дикие племена ненавидели дитя, ибо он имел мудрость видеть дальше и больше бесконечных степных войн.

Красочный абзац в "Великом Хане Куан Жоу", известный как "Кровавый пир", рассказывает о жестокой засаде налетчиков племени Кураэд, в которой погибло множество мужчин, в том числе и приёмный отец примарха, бывшего тогда ещё молодым. Вскоре Джагатай стал лучшим воином в своем племени, со множеством ритуальных шрамов храбрости, и воины стекались, чтобы присоединиться к нему в его мстительном походе против убийц отца. Он совершил нападение на деревню Кураэд, сровняв её с землей, убивая каждого мужчину, женщину и ребенка в этой дикой резне. Он купался в крови своих врагов и отрубил голову их вождю, чтобы повесить её над своим шатром. Эти события послужили толчком, который сформирует из молодого примарха человека чести, лояльности и жестокости. Успокоив свою честь, Джагатай поклялся остановить разрушительные междоусобные войны, объединить людей Пустынных Земель, и положить конец войне братьев с братьями. После этой победы, Джагатай стал Ханом Таласкаров и множество раз сражался против охотничьих банд Чогориан, и других племен степи. Каждое побеждённое племя было включено в состав Таласкар и стало частью его армии. Военные таланты Примарха и явная сила его личности повели за ним многих последователей, и скоро его воины были неисчислимы, как звёзды, став армией, известной как Матали (слово из языка Таласкар, означающее "непреодолимая сила"). Он сделал военную службу принудительной и объединил воинов различных племен.

Спустя десять лет после победы Джагатая над Кураэд, во время перехода армии в сторону зимнего лагеря, Джагатай с небольшой свитой попал под лавину. Падение убило его спутников, но сам примарх выжил. История Чогориан повествует, как в то самое время через горы шла охотничья банда, ведомая единственным сыном Палатина, которая нашла раненого примарха, и стала охотиться за ним в снегах. То, что точно случилось в морозных долинах гор, неизвестно, но ужасно искалеченный наездник, привязанный к седлу, был единственным из банды, кто возвратился в земли Чогориан, голова сына Палатина болталась вокруг его шеи. У человека также было сообщение от Джагатая: "Люди степей больше вам не принадлежат".

Когда снег начал таять, Палатин собрал армию и пошёл на запад, решив стереть племена варваров с лица земли. Но он недооценил храбрость и хитрость Джагатай-Хана. В Долине Ханов, на Равнине Лон-Суен, армия Палатина встретила силы Джагатая. Сражение, как повествуют потомки, длилось день и ночь. Племена степей боролись так, как они всегда охотились: кольцо быстрых как молнии всадников, координирующими движениями, загоняло табун людей в загон. В отличие от врага, который носил тяжёлую стальную броню, Матали облачались в лёгкую кожаную, дающую меньшую защиту, но большую подвижность.

Приученная к рукопашному бою с противниками, армия Палатина оказалась неготова к тактике всадников Джагатая - неустанной стрельбе из луков. Несмотря на численное превосходство противника, Джагатаю всё же удалось победить. Побеждённый Палатин и его телохранители смогли лишь пробиться через кольцо смерти Матали и бежать в столицу. Те солдаты, которые остались, были вырезаны почти до единого человека. Один оставшийся в живых Чогориан описал равнину сражения как океан крови. Племенные лидеры и святые шаманы, – Предвестники Бурь - собравшись после сражения, объявили Джагатая Великим Ханом, Правителем Всех Земель.

Вскоре Джагатай-Хан начал вторжение в царство Палатина, три из его армий истощали силы врага, нападая на города в предместьях его владений. Джагатай и его самый способный генерал, Субудай, вели другую армию вдоль секретного маршрута через пустыню Казил Куан, пустыню, которую считали непреодолимой. Появившись словно из ниоткуда, армия Джагатай-Хана сильно удивила гарнизон Кушаба и вырезала всех воинов. Другие города пали один за другим. Историки Чогориан упоминают про это время: тела лежали на дорогах, как камни в карьере, а те немногие, кто сумел избежать резни, прятались, опасаясь ярости Хана.

В течении следующих лет силы Джагатая наводнили земли Чогориан, побеждая лучшие армии этих земель, штурмуя окружённые стенами города и убивая знать. Города, вставшие на дороге у Хана, могли только сдаться или быть уничтоженными подчистую. Никогда прежде не было зафиксировано такого разгула мародёрства и разбоя. Некоторые источники утверждают, что миллионы были убиты кровожадными соплеменниками примарха, однако современники Джагатай-Хана утверждают, что эти цифры значительно преувеличены. Достоверно известно, что сотни тысяч умерли, а люди империи Чогориан полагали, что "дьявольские дикари" были демонами, несущими божественную месть за грехи их народа. В конечном счете вторжение достигло столицы Палатина, Кофасты, великолепного, богатого города на восточном побережье. Джагатай потребовал голову своего врага на копье, в противном случае он не оставит камня на камне. Не прошло и часа, как группа знати от имени города принесла вещь, которую он просил.

Власть Хана теперь протянулась от океана до океана, наибольшая империя, которую когда-либо знала планета, была создана единственным человеком менее чем за 20 лет. Хотя Джагатай-Хан властвовал над обширной областью, он знал, что его люди не имели никакого желания управлять таким царством. Его новая империя росла от его убеждения объединить племена и свершить месть над его врагами, но не от желания завладеть их землями. Окончательная власть лежала на Хане и его генералах, и, хотя они были хорошо организованы в военном отношении, племена не имели никакой способности к управлению поселениями.

Историк Карпинас, который детально описывал историю Великого Крестового похода (так называемую Спекулум Хисториале), отмечает, что армии Джагатая закончили разрушение империи Палатина всего за шесть месяцев до того, как Император достиг Чогориса. Говорят, что когда эти два великих воина встретились, Хан знал, что он встретил того, кто воплотил окончательный идеал за который он боролся - человека, который может объединить все звёзды в небе. Во дворце в городе Куан Жоу, перед всеми его генералами, Джагатай пал на одно колено и поклялся в вечной преданности Императору.

Примарху дали под командование 5-ый Легион, воины которого нанесли себе на лица характерные для Таласкар шрамы ото лба до подбородка и нарекли себя Белыми Шрамами. Великий Хан вознёсся к небесам с Императором, передав титул Хана своего народа генералу Огедею. Многие из последователей Джагатая решили присоединиться к своему Хану и стали Космическими десантниками легиона Белых Шрамов. Базу Легиона построили на Чогорисе.

Следы в истории Империума Править

291157

Джагатай Хан продолжил использовать свою любимую тактику ведения боя в войнах по всему Империуму. На своей родине он использовал лёгкую конницу, которая быстро атаковала и быстро уничтожала противника. С использованием новых технологий ничего не изменилось. Белые Шрамы стали самыми быстрыми в Империуме.

Но Великий Хан привёз с родной планеты не только тактику и стратегию. Он остался кочевником, и его легион перенял культуру племён пустошей Чогориса. Они украшали лица шрамами и придерживались своих понятий о чести, не обращая внимания на мнение окружающих.

А для жителей Империума примарх Белых Шрамов и его воины стали варварами. Их не понимали. И в результате Джагатай Хан стал отщепенцем. Он практически не общался со своими братьями. Исключением были двое: Хорус Луперкаль и Магнус Красный.

Примарх Тысячи Сынов был таким же отверженным, как и Хан. А Хорус поддерживал Джагатая и разделял его любовь к молниеносным атакам. Белые Шрамы и Лунные Волки практически постоянно сражались вместе на полях битв Империума. Они даже разработали специальные совместные тактики.

Но сильнее всего Джагатай Хан повлиял на Империум не на поле боя. Это случилось на собрании в мире Никея. На этом собрании решалась судьба Либрариумов Легионов. Император хотел решить вопрос того, как лучше использовать псайкеров на службе человечеству.

Благодаря Таргутаю Есугеи, библиарию Белых Шрамов, была предложена система обучения библиариев и использования талантливых псайкеров на службе Империума. Но из-за необдуманных слов и действий Магнуса, Император запретил библиариям состоять в Легионах. И ввёл вместо этого должность капелланов, которые должны были следить за чистотой помыслов Астартес и нести слово Императора.

Ересь Хоруса Править

По-настоящему легион Белых Шрамов прославился во время Ереси Хоруса. В отличие от некоторых других примархов, Джагатай Хан никогда не думал предавать Императора. Он не мог поступиться честью и нарушить свою клятву служения Империуму.

Когда Хорус начал свое восстание, примарх Белых Шрамов со своим легионом охотился на орков в системе Чондакс. В это время Лемана Русса обманом натравили на Магнуса Красного и Тысячу Сынов. И именно примарха Космических Волков обвинили в предательстве.

Хорус, как Главнокомандующий, приказал Джагатай Хану подавить восстание Русса. В то же время Примарх V-го Легиона получил сообщение от Рогала Дорна, собиравшего силы для защиты Терры. Белые Шрамы отправились на Просперо, чтобы разобраться, где истина и где ложь.

Там они встретили Лемана Русса, сражавшегося с Альфа-Легионом. Несмотря на то, что Космическим Волкам требовалась помощь, Рогал Дорн приказал Хану отправится на Терру, а Руссу увести флот Альфа-Легиона подальше от Терры. Доподлинно известно, что Белые Шрамы защищали Императорский Дворец совместно с Кровавыми Ангелами и Имперскими Кулаками. Воины Хана убили немало космодесантников Хаоса и провели несколько удачных рейдов, охотясь на отступающих хаоситов.

После Ереси Хоруса Править

Когда Хорус был повержен Императором, Джагатай продолжил преследовать предателей. Спустя 7 лет после окончания Ереси, во время Реформации, начатой Робаутом Жиллиманом, Хан принял Кодекс Астартес. Белые Шрамы позволили разделить себя на несколько орденов.

Джагатай Хан со своим орденом вернулся на Чогорис с миссией по его охране. Там примарх узнал, что за время его отсутствия мир подвергся нескольким атакам тёмных эльдар, похитивших тысячи жителей. И снова Хан отправился мстить за своё племя.

В течение семидесяти лет он охотился на тёмных эльдар, пока в 084.М31 не пропал без вести, преследуя некоего эльдарского военачальника - предположительно, это был сам Тёмный Отец, глава инкубов. Примарх Белых Шрамов отправился в Маэльсторм, огромный варп-шторм, второй по размерам после Ока Ужаса, и исчез в Паутине, преследуя своих противников.

Больше о Джагатай Хане не было никаких вестей. Но Белые Шрамы верят, что их примарх до сих пор охотится на просторах Галактики и однажды вернётся. А до того времени они будут сражаться с врагами во славу своего Хана.

ГалереяПравить