ФЭНДОМ



«Из железа рождается сила. Из силы рождается воля. Из воли рождается вера. Из веры рождается честь. Из чести рождается железо.»
– Нерушимая литания легиона Железных Воинов
200px-IronWarriorsMarine

Космодесантник Железных Воинов

Железные Воины — четвёртый из двадцати первоначальных легионов Космического Десанта, созданных Императором на заре формирования Империума Человечества. Были в числе легионов, перешедших на сторону Хаоса во время Ереси Хоруса.

Железные Воины - это один из легионов, образованных ещё во времена создания Империума, в те моменты, когда Император ещё находился среди людей. Как и все легионы, Железные Воины были созданы уже после исчезновения примархов и унаследовали качества своего примарха Пертурабо, основными из которых были их привязанность к технике и холодная эффективная логика.

В сражениях Великого крестового похода Железные Воины выполняли роль тарана, штурмуя каждую крепкую стену или неприступную крепость, стоящую между Императором и установлением власти Империума Человечества. Было пролито немало крови и потрачено немало сил, но их путь предстоял потом же перед Империумом, когда Железные Воины повернули оружие против своих же братьев Космических Десантников на Истваане V. Все достижения Легиона Железных Воинов так и не были счетны.

Замеченные стратегические предпочтения: осадная война, координированные операции на всём театре военных действий, бронетанковые удары, планетарная децимация, война на истощение.

ИсторияПравить

«Передайте им, что в их мир пришел крах.
Смерть, отчаяние и кровавая война...
Передайте им, что их пустые слова попадали в глухие уши:
их боги мертвы, убиты человеческим здравомыслием.
Передайте им, что Ангелы Смерти пришли.
Передайте им, что теперь их ничто не спасет.
»
– Пертурабо, примарх Железных Воинов

Десятилетиями Железные Воины служили Великому крестовому походу тараном, молотом, что сокрушает любую неприступную крепость и неуязвимую цитадель, осмеливавшуюся препятствовать воле Императора. IV легион стал олицетворять жесточайшие способы ведения войны и искусства осадного дела, как оборонительного, так и наступательного. Примарх легиона Пертурабо получил репутацию умелого и безжалостного военачальника, великолепного стратега, чей острый ум мог обнаружить скрытые слабости врага - и воспользоваться ими решительно и беспощадно. Пертурабо был тем генералом, для которого поражение неприемлемо, а победа стоит любой цены.

Однако за славным послужным списком таился разлад, медленно нараставший внутри легиона. Почвой для этого разлада были несправедливое обращение и обиды, как реальные, так и мнимые, которые со временем проявились в отчуждении и растущем недоверии, возникшем между Железными Воинами и Великим крестовым походом, которому они служили. Ожесточённость накапливалась в душах легионеров и, что примечательно, в душе самого Пертурабо, который становился всё более мнительным и замкнутым. Ко времени Истваана III, где проявилось предательство Хоруса, Железные Воины как легион уже переживал глубокий кризис: они были рассеяны по разным звёздным системам, разделены на сотню разных дислокаций и при этом всё ещё не оправились после жестоко усмирения родного мира, Олимпии. Всё же они без колебаний ответили на призыв покарать предателя, но когда Пертурабо, Железный Владыка IV легиона, повёл большую его часть к Истваану V, ярость его солдат должна была излиться не на предателей, а на тех, кто сохранил верность. Яд, так долго подтачивающий дух легиона, наконец принёс свои плоды, и в тёмную эпоху, которая затем наступила, многим пришлось от этого пострадать.

Сомкнутые ряды и стальные знамёнаПравить

IronWarriorPH

Космодесантник Железных Воинов (до Ереси)

IV легион, как и прочие, был основан на Терре во времена заключительной стадии Войн объединения, предшествовавшей Великому крестовому походу Императора; о происхождении легиона сохранилось значительное количество поверхностных деталей. Сообщается, что первым местом сбора рекрутов стали руины крепости рецидивистов на плато Ауро в Сек-Амраке. Воинственные вооружённые племена, Правящие кровью и техноанклавы по соседству обеспечили легион существенной частью первых новобранцев в тот период, когда этот непокорный регион, став частью объединённой Терры, быстро превратился в один из самых надёжных оплотов лоялистов. Документальные свидетельства говорят, что геносемя IV легиона демонстрировало уровень адаптируемости выше обычного, и случаи отторжения имплантатов встречались заметно реже, особенно по сравнению с трудностями масштабной имплантации, связанной с другими прогеноидными типами, – трудностями, которые удалось частично преодолеть лишь после захвата генных лабораторий на Луне. Это преимущество означало быстрый прирост боеспособной силы, и IV Легион вскоре состоял уже из нескольких готовых к войне батальонов, в то время как некоторые другие формирующиеся легионы могли выставить лишь одну полную центурию. По этой причине Железные Воины, вместе с I и V Легионами, и были так быстро переведены на действительную боевую службу.

Космодесантник IV Легиона до воссоединения с примархом

Космодесантник IV Легиона времён Объединения Солнечной системы

Вначале легион участвовал в разрушении последних очагов сопротивления на Терре, а после был задействован в ходе всего умиротворения Солнечной системы. Свидетельство этому можно обнаружить на уцелевших фресках Императорского дворца, которые соотносятся с боевыми заслугами легиона на орбитальной платформе Кидо-Тир, архипелаге Зидек, ледовой станции Эхо и Мехр-яште. Последнее из этих названий, Мехр-яшт, заслуживает, пожалуй, особого внимания: это была ключевая битва в изнурительной венерианской кампании, и в её описании говорится о «сплочённых рядах и гордых стальных знаменах IV легиона», который шёл в бой под непосредственным командованием самого Императора, чтобы сокрушить полчища смертоносных литоголемов, подчинявшихся боевым ведьмам.

Видимо, за эти ранние успехи IV легион был вознаграждён первоочередными поставками новейших видов оружия и техники, ставших доступными после соглашения, заключенного Императором с Марсом. Другим примечательным поощрением стал временно увеличенный набор рекрутов-терран, изначально предназначавшихся для III легиона, благодаря чему Железные Воины с избытком восполнили постоянные боевые потери. (Геносемя III легиона чуть не погибло, как предполагается, из-за саботажа, но о трудностях, вызванных этой катастрофой, рассказывается в других источниках). Благодаря своей адаптируемости и военным успехам Железные Воины превратились в начале Великого крестового похода в один из самых многочисленных легионов, который был затем эффективно разделён между несколькими крупными экспедиционными флотами.

Самым примечательным из таких флотов был 8-й Экспедиционный, в котором Железные Воины стали ключевым элементом. Это военное соединение завоевало или отбило двадцать девять систем-кластеров по направлению к центру Галактики, а также уничтожило несколько межзвёздных цивилизаций ксеносов в ходе кампании, тянувшейся целых одиннадцать лет и сыгравшей решающую роль в приведении сегментума Солар во власть Империума. Эти достижения принесли флоту признание и похвалу самого Императора.

От 8-го Экспедиционного Железные Воины взяли свою первую геральдическую эмблему — крылатую молнию, а боевые награды с гордостью демонстрировали на знаменах вексилл — их несли перед колоннами бесстрашных легионеров, идущих под огонь на десятках планет, которые уступали силе IV легиона.

Несколько источников отмечают, что в ходе экспансии Великого крестового похода за пределы сегментума Солар Железные Воины (которые воссоединились со своим примархом только в конце 840-х годов М.30) быстро утратили все свои терранские корни, будь то культурные черты или традиции набора рекрутов; однако при наступлении на передовой линии фронта они в строгости хранили принципы воинского формирования, принятые в легионе. работу и сражались Организационная структура, методы ведения боя и арсенал Железных Воинов, в самом начале Великого крестового похода представленные другим легионам как пример для подражания, долгое время оставались неизменными, не испытывая свежего культурного влияния от общения с примархом.

В результате почти так же неизменными оставались их стратегия и тактика: независимо от обстоятельств или особенностей врага, легион обычно старался преодолеть трудности с помощью оружия, которое применялось точно и неумолимо, а не благодаря военной хитрости или героизму рукопашной. Вместе эти факторы определяли отличие данного легиона от прочих, которое со временем только усугублялось. На этом этапе крестового похода большинство легионов Космодесанта, независимо от того, воссоединились они со своими примархами или нет, уже заметно отошли от базовой терранской схемы, служившей шаблоном для их первых сборов. Всего за несколько десятилетий эти легионы выработали свои узнаваемые и часто совершенно несхожие черты, свои способы ведения войны, которые существенно отклонялись от типовой схемы. IV легион с его постоянством и прагматизмом действий разительно от них отличался.

Говорят, что именно эти характерные особенности дали повод легионам и их военачальникам (и не в последнюю очередь Хорусу) думать, что Железные Воины лишены воображения, действуют механически и даже сражаются бесчестно. С другой стороны, для некоторых в верховном командовании крестового похода эти черты были плюсом: в боевых операциях IV легион казался надёжнее, чем иные, более склонные к идеализму легионы; он скорее бы и без возражений подчинился приказам внелегионного командования.

Поэтому Железных Воинов всё чаще отправляли сражаться в важных, но бесславных кампаниях, предполагавших тягостную войну на истощение и затяжное кровопролитие. Так Железные Воины стали "рабочим" легионом, от которого ждали воинской доблести точного исполнения приказов.

Крупные легионы - такие, например, как у Русса, Ферруса Мануса или Хоруса - отказывались дробить свои силы по приказу командующего театром военных действий, младшего по званию и к тому же простого смертного; IV легион, напротив, не уклонялся ни от каких обязанностей, которые ему поручались на законных основаниях. Железные Воины постоянно брали на себя неблагодарную осадную работу и сражались в долгих кампаниях на подавление - кампаниях, которые требовали силы Космодесанта, но не обещали особой славы победителю. Они также несли гарнизонную службу на планетах столь опасных, что удерживать их могли лишь астартес. Воины IV легиона следовали единым курсом, но то, куда он вёл, решали другие; сами они должны были только выполнять приказы, сражаться и гибнуть, как предписывал им их долг. Они переходили от одной военной зоны к другой без передышки и без почестей; лишь труд чаще всего остававшийся неоценённым, был для них источником стоической гордости. Численность Четвёртого, раньше столь значительная, постепенно уменьшалась из-за потерь, слава всё чаще доставалась другим легионам, и так Железные Воины стали незаметно меняться. В ретроспективе можно предположить, что именно в этот период, ещё до воссоединения с примархом, легион стал отдаляться от собратьев, и этот разлад со временем только усилился.

Цена победы Править

С самого начала IV легион применял силу решительно и рационально, действуя с той же непреклонной твёрдостью, что свойственна металлу, который позже станет частью их названия. Они считались одним из тех легионов, которые в силу своих склонностей лучше разбираются в технике, хотя на раннем этапе крестового похода Х легион их в этом несколько превосходил. Предпочитая атаковать с позиции абсолютного превосходства, они направляли на врага прямой удар максимальной силы. Железные Воины постепенно превращались в боевое соединение, которому выпадало нести всю тяжесть долгих сражений на передовой, и они уделяли всё больше внимания разработке предбоевой стратегии и использованию массированной сосредоточенной бомбардировки в качестве подготовки к наступлению.

Их коронными приёмами стали расчёт секторов обстрела, ведение огня высокой интенсивности и расположение на острие атаки бронетехники и механизированных войск. Для выполнения этих задач Железные Воины собрали собственный артиллерийский парк — вероятно, крупнейший среди всех легионов за всю историю крестового похода.

С одной стороны, эта тактика свидетельствовала о рациональном, прагматичном и расчётливом подходе к ведению войны; однако, начав бой, легион упорно вёл атаку вопреки любым прихотям судьбы и даже высоким — иногда чрезмерно — потерям, так что отступить их мог заставить только прямой приказ от самого высокого командования. Это стоическое упрямство со временем только усилилось и стало для Железных Воинов поводом чуть ли не для гордости: они отказывались признавать поражение и были готовы добывать победу ценой любых потерь, несмотря на все обстоятельства полагаясь лишь на дисциплину и огневую мощь. Побед таких (пусть зачастую и не приносящих славы) легион заработал немало, однако и стоили они дорого.

Этот кажущийся поведенческий парадокс, в котором чётко выраженная рациональность сочеталась с нечастыми, но показательными эпизодами кровожадного упрямства, ярче всего проявился в ходе освобождения Инкаладиона — мира-кузницы, охваченного войной. Изнуряющая кампания длилась с 842.МЗ0 по 843.МЗ0 и завершилась победой, однако передовые силы 8-го Экспедиционного флота были практически уничтожены — вероятно, без всякой на то необходимости.

Позже некоторые и среди членов Императорского двора, и среди примархов критически высказывались по поводу действий IV легиона: якобы, Железные Воины намеренно рисковали, чтобы доказать, что только они могут выполнить приказ вопреки всем трудностям. Во время сражения легион отказался отходить, даже когда наступление захлебнулось, натолкнувшись на неожиданную и невероятную контратаку врага, — они продолжали бой, план которого уже рассыпался. В этом сражении, прежде чем силы врага были истощены, погибло двадцать девять тысяч Железных Воинов, включая множество отделений самых заслуженных ветеранов, из-за чего битва стала одной из самых дорогостоящих для своего времени.

После Инкаладиона остатки Железных Воинов лишились всякого расположения, и у них не было примарха, который бы их защитил. Можно предположить, что к концу того десятилетия, когда другие легионы возвышались, звезда IV легиона закатилась.

Инкаладион заставил померкнуть его прошлые успехи, в бойне, которой обернулась эта кампания, погибли многие из высшего легионного командования, а также более двух миллионов солдат Имперской Армии, которые им подчинялись. Когда-то Железные Воины были одним из самых многочисленных легионов Космодесанта, но потери в непрекращающихся военных действиях сократили их ряды. Угрозы самому существованию Четвертого это не представляло: геносемя Железных Воинов по-прежнему обеспечивало легкую имплантацию; но одни легионы превзошли их по численности, а другие, например, Лунные Волки и Тёмные Ангелы, — в славе и масштабности завоеваний. Именно таким — обескровленным, разочаровавшимся, потерявшим цель — и увидел легион его примарх.

Железный Владыка Править

IW Tact Legionary
Уцелевшие свидетельства о том, как был найден Пертурабо, показывают, что, в отличие от некоторых других примархов, он занял своё место в структуре Великого крестового похода быстро и без колебаний. Вполне вероятно, что тиран Даммекос страстно хотел сделать Олимпию частью Империума, и если для того требовалось отпустить Пертурабо, такую цену он был вполне готов заплатить. Сам Пертурабо, как предполагается, к тому времени уже осознал свою природу, пусть и в общих чертах: он понимал, что является искусственно созданным сверхчеловеком, и ждал, что однажды его творец придёт за ним, хотя подробности оставались тайной до тех пор, пока флот самого Императора не прибыл на орбиту Олимпии.

В ряде источников отмечается, что свеженайденный примарх обладал на редкость пытливым умом. Все постчеловеческие сыны Императора проявляли интеллект и познавательные способности, превосходившие уровень простого смертного, но Пертурабо был наделён действительно невероятным мышлением и вскоре из всех сыновей Императора стал считаться самым талантливым в областях чисто научного и технического познания. Ум его, однако, был интровертным, и с самого начала Пертурабо казался сдержанным и расчётливым стратегом, не искавшим общества других и не желавшим объяснять свои действия никому — даже собратьям-примархам, с которыми он держался холодно и настороженно, вплоть до агрессивного безразличия. Такие недостатки не имели значения для Императора: Пертурабо был для него оружием, которое пополнило арсенал Великого крестового похода, вождём и генералом, в ком свирепость силы уступала лишь острейшему интеллекту. Для Пертурабо каждая битва, каждая кампания были всего лишь абстрактной задачей, которую следовало проанализировать и решить, и вскоре враги человечества почувствовали на себе всю мощь того убийственного ума.

Проведя недолгое время в сражениях рядом с Императором, примарх узнал всё о Великом походе: его историю, военную организацию, способы действия; после этого Пертурабо принял командование над легионом, созданным из его геносемени, и передача власти прошла быстро и чётко. К тому моменту для службы под его непосредственным началом было собрано около тридцати пяти тысяч легионеров; ещё приблизительно половина этого числа воинов были распределены по завоеванным регионам назначениями в независимые гарнизоны и сторожевые отделения. Пертурабо распорядился провести полную проверку послужного списка легиона, его доктрин и практик; сравнив результаты с другими легионами, примарх обнаружил недостатки своих сыновей и принял соответствующие меры. Наказанием, которое он назначил, стала децимация.

Все воины были виновны в неудачах легиона, и все должны были за это поплатиться. Вот что говорилось в приказе о децимации: «Война категорична, равнодушна, безжалостна и слепа. Таким же слепым будет отбор тех, кто заплатит кровью за ваш провал». Каждый десятый воин легиона, выбранный жребием, был предан бесчестной смерти своими же товарищами, которые расправились с ним голыми руками. Некоторые в Императорском дворе выступили против этого указа, утверждая, что Император доверил легион сумасшедшему; другие, более сдержанные в критических высказываниях, говорили, что легион передали примарху слишком рано, до того как он успел усвоить традиции Империума. Решительнее всего протест выражал Робаут Жиллиман, примарх Ультрамаринов: он был возмущён позорной казнью, ожидавшей доблестных астарстес, рядом с которыми так часто сражался его собственный легион. Так начался раздор между двумя примархами — раздор, позже отошедший в тень по сравнению с другими взаимными обидами и распрями среди сыновей Императора, но так и не забытый. Конец всем критическим замечаниям положил сам Император.

Те, кто пережил децимацию, усвоили урок: Пертурабо был властителем безжалостным и беспощадным, не знавшим ни благосклонности, ни приязни. Неудача в его глазах заслуживала смерти, а война превращалась в бинарное уравнение. Прегрешение его воинов заключалось вовсе не в том, что они не выполнили своего долга перед Великим крестовым походом. Напротив, долг они выполнили, но при этом не раскрыли в полной мере свой потенциал. Пертурабо не хотел довольствоваться тем, что его легион был среди лучших, — сыны его были виновны в том, что ещё не стали самыми лучшими.

Великий Крестовый Поход Править

IW

Символ Железных Воинов до Ереси

Времени для отдыха не было. Великий крестовый поход достиг тогда своего наивысшего размаха, и Пертурабо, набрав из жителей Олимпии новых Железных Воинов, провёл молниеносную кампанию против близлежащего мира - Скалы Справедливости, и ещё одну - против еретиков из секты Чёрных Судей. Новые рекруты показали себя с лучшей стороны, и их триумфальное возвращение было с размахом отпраздновано в Палимодес Фреско, о котором и воспоминаний уже почти не осталось - лишь разрознённые обрывки голо-записей.

Пертурабо сформировал 125-й Экспедиционный флот, куда включил основные силы своего легиона, и под его командованием это соединение вскоре стало для Великого крестового похода тараном. Сражаясь рядом то с одним легионом, то с другим, Железные Воины приобрели уникальную репутацию благодаря жестокой эффективности в битве, умению использовать бронетехнику и непревзойдённым навыкам артиллерийской стрельбы. Считалось, что нет такой крепости, которую они не смогли бы сокрушить, и не важно, кто её построил, — люди или ксеносы. Они могли захватить любую цитадель и под залпами орудий утопить в крови любую армию.

Однако непонимание, возникшее между другими легионами и Железными Воинами, со временем только усугублялось, и многих из них всё больше переполняли гордыня, обида и паранойя. Своей безжалостностью, своим собственным суровым примером Пертурабо взрастил в своих сынах те же чувства, что омрачали и его душу: вместе с непреклонной решимостью, бесстрастным интеллектом и силой в них зародились те же подозрительность, ожесточённое недоверие и чуждое сострадания равнодушие к жизни, которые испытывал он сам. Многие источники свидетельствуют, что за время Великого крестового похода IV легион понёс наибольшие потери, и тому не стоит удивляться: они предпочитали открытый бой; чаще всего их использовали в осадной войне — самой опасной и непредсказуемой из всех возможных; при этом все Железные Воины, начиная с самого примарха, были готовы ради победы вести борьбу на истощение. Об их выносливости, а также о грозной и хладнокровной гениальности Пертурабо говорит и тот факт, что легион каждый раз сносил эти потери без серьезного ослабления боеспособности и редко терпел поражение даже при большом числе убитых. Но существует мнение, что ни психоиндоктринация, ни душевная стойкость, усиленная генетическими изменениями, не защитили Железных Воинов от постоянного воздействия лишений и смерти, и дух легиона начал медленно разлагаться.

Пертурабо и его сыны не искали дружбы с соратниками — за исключением, пожалуй, Механикум, чьи адепты помогали им в поисках всё более эффективных средств ведения войны. В других легионах им виделась слабость, рождённая самообманом, недостатком дисциплины, суеверностью и тщеславием; также им виделись обиды и оскорбления, реальные и мнимые, которые собратья нанесли Четвертому. Даже различные фракции Механикум, считавшие чудом одарённость Пертурабо в технической сфере, не доверяли до конца ни его воинам, ни ему самому: самодостаточность познаний в технике без веры в Омниссию казалась Механикум опасной. Подразделения Эксцертус Империалис — войска Имперской Армии и её вспомогательные части — были о Железных Воинах очень мрачного мнения. IV легион больше, чем остальные, был склонен видеть в своих смертных помощниках не столько стратегический ресурс, сколько расходный материал: люди были для них пушечным мясом, и их тысячами отправляли в обречённых на гибель рядах отвлекать на себя огонь противника или выманивать врага из укрытия. Иногда они были нужны лишь, чтобы оценить вражеские силы по тому, как быстро те уничтожат человеческое войско.

Такая практика усугубила дурную славу легиона и среди солдат крестового похода заработала ему ненавистное прозвище «трупорубки». В тех военных зонах, где ауксилии Эксцертус оказывались под командованием Железных Воинов, всё чаще вспыхивали мятежи, которые затем истреблялись с предсказуемой тщательностью; в конце концов эдиктом Воителя было введено правило, согласно которому, дабы мораль похода не разрушалась ещё сильнее, основную часть придаваемых IV легиону ауксилий должны составлять или преступники, или рабы с непокорившихся планет. В последние десятилетия Великого крестового похода отношения Железных Воинов с другими легионами характеризовались соперничеством и зачастую едва скрытым презрением. Примером тому может служить неприязнь между IV легионом и Гвардией Ворона, вызванная разногласиями в ходе Айсессандерской войны, а также всё более ожесточённая конкуренция между Железными Воинами и Имперскими Кулаками. Даже в тех случаях, когда Четвертый вместе со своим примархом успешно сражались бок о бок с другими легионами, их вклад часто игнорировали или осторожно преуменьшали — как, например, случилось в боевых действиях против Ваагх! Машогга, имевших огромное значение.

В этой операции до того, как в военную зону прибыл Пертурабо со своим легионом, орбитальные фортификации Вожака Машогга уже много раз отражали атаки как Космических Волков, так и Белых Шрамов. План, разработанный Пертурабо, позволил наконец пробить оборону орков и уничтожить их. В знаменитой истории, повествующей о том случае, когда Леман Русс и Джагатай Хан обратили в бегство орков Машогга, автор плана упоминается лишь как безымянный "соратник", который так рассчитал траекторию посадки, что удалось без потерь преодолеть защитные системы Машогга, находившиеся на очень низкой орбите.

Растущий разлад, вероятно, в ретроспективе более заметный, чем он ощущался в то время, обострился после назначения Хоруса на должность Воителя. Такие перемены в структуре Великого крестового похода потребовали обновления старых или издания новых директив и распоряжений, исходивших как от Терры, так и от Воителя. Эти приказы продолжали подтачивать силы Железных Воинов: значительная их часть оказалась рассеяна между множеством второстепенных экспедиционных флотов; другим пришлось участвовать в не оправдывающих затраты осадах или направиться на гарнизонную службу в самых удалённых и опасных уголках постоянно растущего Империума. В то время как Русс, Вулкан и Магнус отказались дробить свои силы, Пертурабо обречённо подчинился приказу. Железные Воины постепенно превращались в гарнизонный легион, чьи мелкие подразделения были раскиданы по всему Империуму. По чёрной иронии судьбы, единственным боевым применением этих крепостей стало обеспечение путей снабжения войск Хоруса во время его предательского марша к Терре. Эти крепости были заняты крошечными гарнизонами. К примеру, в печально известной Железной Крепости на Делгасе II размещалось всего одно отделение Железных Воинов численностью в десять человек, и это несмотря на то, что население планеты составляло около 130 миллионов. Среди воинов легиона, включая и самого Пертурабо, постепенно нарастало недовольство.
IW Assault

Железные Воины идут в атаку (времена Великого крестового похода)

С тех пор минули тысячелетия, полные хаоса и буйства ереси, и сейчас уже не представляется возможным доподлинно узнать, почему к Железным Воинам относились столь пренебрежительно. Узнав истину о себе и своем предназначении, Пертурабо стал фанатично предан Императору и с готовностью брался за любые миссии, даже те, которых другие примархи старались избегать. Неоспоримые успехи Железных Воинов привели к их чрезмерной специализации - на каждую осаду и в каждый гарнизон автоматически брали именно их. Любой армии для того, чтобы сражаться в полную силу, необходимо время на отдых и реорганизацию, но очевидно, что кто-то обладавший немалой властью, отправлял Железных Воинов в бой снова и снова.

«Более ста лет войны, в которой его сыновья гнули спины на бесчисленных планетах, разрушая цитадели ксеносских захватчиков и тиранов, властвовавших над целыми системами. Битва за битвой, кампания за кампанией — и каждая все более изматывающая; все надежды на маневренную войну нещадно разбивались новыми приказами, направлявшими Железных Воинов в стойкие системы, лучше прочих освоившие мастерство фортификации.»
– Грэм Макнилл, "Ангел Экстерминатус"

Широко известно, что Пертурабо питал сильную зависть к Рогалу Дорну. Известно также, что Дорн был весьма тщеславен, так что можно представить, как часто упоминал он о совершенстве и неприступности обороны дворца Императора на Терре в разговорах со своим братом-примархом. Дорн общался подобным образом с великим множеством людей, но очевидно, что Пертурабо реагировал на эти хвастливые заявления наиболее болезненно. И эту душевную рану умелый интриган мог легко использовать для того, чтобы манипулировать Пертурабо.

«— Пертурабо бросает своих людей на стены, — сказал о нем как-то Дорн. — Араакиты еще только думали возвести стену, а он уже наседал на нее с нашими легионерами, словно других вариантов не было. Дорн сказал это с мрачным юмором после того, как Спираль Арааки была приведена к Согласию — дорогой ценой. Он подразумевал, что они вместе выдержали все испытания, но Пертурабо что-то не видел золотых воинов брата в траншеях, по шею в грязи и дерьме. Араакиты знали свое дело и хорошо окопались в узких ущельях и на высоких горных склонах, используя естественные особенности ландшафта как защиту. Горные породы в этой системе были прочными и сопротивлялись вторжению; вражеские воины им не уступали, и IV легион много лет восстанавливал силы после той кампании.»
– Грэм Макнилл, "Ангел Экстерминатус"

Тем временем 125-й Экспедиционный флот, находившийся под командованием Пертурабо, сражался то с одним беспощадным врагом, то с другим, но при этом не получал (да и не просил) никаких подкреплений или ресурсов за исключением тех, которые мог обеспечить сам. Пертурабо, ожесточившийся, но верный данным клятвам, исполнял свой долг. Сейчас уже ясно, что эти события подогревали недовольство и разногласия внутри легиона и отдаляли его от Империума, которому он служил; в результате воины оказались не готовы к столкновению с кошмаром, ожидавшим Великий крестовый поход. Вероятно, в этом и заключался план Воителя.

Ересь Хоруса Править

Для Железных Воинов Ересь Хоруса стала кульминацией в череде перипетий и горьких трагедий, которые преследовали легион в последние годы, подрывая и уродуя его дух. Главным из этих событий был бунт на Олимпии — планете, на которой был найден Пертурабо, позже ставшей центром легионных владений в Мератарском кластере. Когда долгая жизнь Даммекоса, тирана Лохоса и сатрапа Олимпии, наконец завершилась, политические интриги, запутанные и полные вероломства, вновь привели к распрям и вендеттам. Насилие и разлад в обществе вспыхнули особенно ярко из-за перемен, которые принёс в этот мир Империум, и из-за недовольства тем, что планета, отдавая дань легиону, теряла навсегда целые поколения самой лучшей своей молодежи. И примарх, и весь Четвертый были поражены новостью о восстании, которое разгорелось в самый тяжёлый для легиона момент. Уже более года Железные Воины практически в одиночку противостояли крупному вторжению омерзительного вида ксеносов под названием «хруды» (или «темпораферрокс», как их называют в некоторых источниках) на нескольких планетах во Впадине Сак'трада. Подобные операции в истории Великого крестового похода всегда дорого обходились воинам, которые, сражаясь с воплощением кошмаров, рисковали не только жизнью, но и рассудком; эта кампания исключением не стала. Легиону Железных Воинов пришлось выдерживать внезапные разрывы в ткани времени, солнечные бури и тектоническую нестабильность, которые обычно сопутствуют этим загадочным существам, к тому же обладавшим пагубными технологиями; в результате легион потерял больше чем одну пятую своего действующего состава в ходе кампании, развернувшейся вдалеке от границ Империума, — кампании, которую многие считали бессмысленной и безнадёжной, но основанием для которой, однако, по крайней мере официально был прямой приказ с Терры. После недавних жестоких потерь в рамках Великого крестового похода восстание на Олимпии нанесло Четвёртому рану, от которой он не мог оправиться. Хорус лично принёс Пертурабо вести о том, что его Олимпия охвачена пламенем восстания. Даммекос умер, и народ, пошедший на поводу у демагогов, поднял мятеж. Пертурабо уже устал снова и снова доказывать свою значимость. Множество битв было выиграно ради этой цели, но вдруг оказалось, что только его легион неспособен удержать собственную родную планету. Мысль о том, что все его старания пропали даром, привела Пертурабо в отчаяние. Хорус не мог не воспользоваться таким благоприятным случаем.

Пожертвовав частью армии, которой предстояло любой ценой довести до конца борьбу с чужеродным ужасом, Пертурабо в убийственной ярости повёл остальной легион к родной планете. Повержены были горные крепости, целые города, населённые родичами Железных Воинов, были преданы мечу, и Олимпию охватило пламя. Именно Пертурабо с горькой злобой, граничащей с безумием, своими руками сокрушил укрепления Лохоса, которые в прошлые времена сам же и построил. Примарх и его воины не проявили милосердия даже к родным и соотечественникам, и в итоге миллионы погибли, а Олимпия и её планетарная система оказались в жестоком рабстве. Некоторые говорят, что среди руин некогда прекрасной планеты Пертурабо и его легион наконец с отчаянием и виной осознали масштабы содеянного и пришли в ужас от того, кем стали. Другие же утверждают, что именно тогда воины легиона вместе с примархом избавились от последних иллюзий насчёт собственной природы, и впервые заглянули в собственные души, и приняли тьму. Многим в Империуме события на Олимпии показались чудовищным актом саморазрушения, которое, однако, властью Воителя обрело некую законность и даже подобие правосудия. 

Iron Warriors Chaos Space Marine
«— Вина за ненужную войну велика, сын мой, — сказал отец. — Она навсегда пятнает душу и, словно рак, выедает все, что было хорошего в человеке. Посылать людей на смерть, обрекать врага на гибель, не имея при этом благородной цели, — это бремя, которое никто не вынесет и не должен прощать. Всегда помни об этом, сын. Сражайся, когда должен сражаться, но серьезно обдумывай, как распорядиться силой своего легиона. Стоит спустить зверя войны с цепи — и он не вернется в железную клетку, не утолив свой голод кровью невинных.»
– Император предостерегает Пертурабо, Грэм Макнилл, "Ангел Экстерминатус"

Находясь в столь обречённом положении, Железные Воины получили известия и новые приказы. При других обстоятельствах эти известия показались бы ошеломляющими, но посреди руин, пропитанных запахом смерти, они показались воистину апокалиптическими. Космические Волки Русса атаковали Тысячу Сынов Магнуса на Просперо. Хорус вместе со своими Сынами Хоруса сам поднял восстание. Пожиратели Миров Ангрона и Гвардия Смерти Мортариона также присоединились к нему. Фулгрим и Дети Императора попытались вступить с Хорусом в переговоры, но вместо этого были им совращены и присоединились к его силам. Сама вселенная превзошла Железных Воинов в безумии. И в их шокированный разум пришла мысль, что сейчас, когда весь Империум в огне, их собственные злодеяния не так уж и страшны. В соответствии с полученными приказами, Железные Воины должны были присоединиться к шести другим легионам и встретить войска Хоруса на Истваане V. События на Истваане V дошли до нас в легендах о Ереси. Железные Воины присоединились к Повелителям Ночи, Несущим Слово и Альфа-Легиону, уничтожив три легиона, оставшихся верными Императору.

После Истваана Железные Воины словно сорвались с цепи. Освободившись наконец от бремени своих проклятых миссий, они были охвачены ужасной энергией. На дюжинах миров кузнецы войны Железных Воинов заняли место законных губернаторов, и население было вынуждено влачить жалкое существование под тенью мощных крепостей.

Мощный контингент легиона вместе с самим Пертурабо направился на Терру, где он возглавил осаду Императорского Дворца. Здесь его умения оказались неоценимы, и Железные Воины получили истинное удовольствие, стирая с лица земли прекраснейшие здания Империума. Конец осаждённых был близок, когда Император встретился в бою с самим Хорусом на его боевой барже и победил его. Как и многие другие из последовавших за Хорусом, Железные Воины бежали в Око Ужаса, найдя там себе новый дом, где они могли жить и строить планы мщения.

Остальные Железные Воины встали на защиту своей маленькой империи, созданной вокруг Олимпии, но от возмездия легионов, преданных Императору, они не ушли. В течение десяти лет боев Ультрамарины при поддержке Имперских Кулаков освободили все покорённые миры. Десантники-лоялисты увидели, что Железные Воины подобны гарпуну, который застревает в теле жертвы и его оттуда уже не вытащить без риска причинить ещё больше вреда. Гарнизон Олимпии продержался два года, и когда поражение какой-либо группы Железных Воинов было неминуемо, они взрывали склады ракет вместе с собой. Они оставили после себя изуродованную взрывами пустыню, которая, как и родина любого другого Легиона Предателей, была объявлена Проклятой.

Родной мир Править

Ironwarlogo

Символ легиона после Ереси Хоруса

Как и остальные Легионы-Предатели, Железные Воины захватили в Оке Ужаса планету, которую сделали своей новой родиной.

Знания о мирах, что лежат в пределах Ока Ужаса, скудны и отрывочны, да и сами Владения Хаоса редко сохраняют какое-то постоянство. Медренгард часто изображают как планету, обращённую в огромную крепость, планету, чей истинный облик скрыт под каменными горами невероятно высоких башен, а ядро изрыто бесконечными лабиринтами подземелий. Может быть, такой мир и возможен в Оке Ужаса, где не действуют законы физики, но его описание несколько не соответствует тем сверхсовременным укреплениям, которые Железные Воины возводят в реальном мире. Нередко изображения миров, что лежат в Оке Ужаса, приходят скорее из кошмарных снов, нежели из объективного наблюдения, таковы могут быть и сведения о Медренгарде.

Инквизитор Маул однажды провел подробную разведку Ока Ужаса в туманности M.38. Хотя по возвращении он был невменяем, все переборки корабля были покрыты записями, сделанными собственной кровью инквизитора, описывающими все, что он увидел. Медренгард описан как тусклый и унылый мир, где рабы трудятся и умирают, а огромные боевые корабли Хаоса пришвартованы к высочайшим из башен, в которых обитают сами Воины.

Боевая доктрина Править

В бою Железные Воины следуют простому методу. Они начинают битву с артподготовки, используя каждое орудие, имеющееся в их распоряжении. При этом составляется подробнейший план обстрела, каждое орудие наводится на свою цель, с тем, чтобы в кратчайшие сроки нанести максимальный ущерб противнику. Когда только возможно, Железные Воины взаимодействуют с легионами титанов Хаоса, добавляя их орудия к своей и без того немалой огневой мощи. Бомбардировка может длиться неделями - Железные Воины крайне редко испытывают недостаток в боеприпасах. Они хорошо обращаются с оружием, их отряды быстро выдвигаются на самые выгодные позиции, стреляют и отступают для перегруппировки до того, как противник организует контратаку. Нередко вся их армия расступается в стороны перед противником, идущим в наступление, так что удар противника приходится в пустоту, а затем атакующие силы оказываются в пасти Железных Воинов.

Везде, где только возможно, Железные Воины выстраивают полевые укрепления для усиления своих позиций. Боевая доктрина Железных Воинов предусматривает широкое применение укреплений, чтобы связать силы противника, используя как можно меньшее количество своих войск. Что, в свою очередь, позволяет ядру сил Железных Воинов всегда быть готовыми к атаке.

Когда в обороне противника образуется брешь, ветераны производят ее разведку боем, а затем на ней сосредотачивается вся возможная огневая мощь, под прикрытием которой в бой идут штурмовые отряды.

Эти штурмовые отряды построены вокруг подвижной тяжёлой бронетехники, которая может практически мгновенно переходить от бомбардировки к быстрому прорыву. Брешь в обороне противника расширяется, до тех пор, пока сопротивление не будет сломлено. В ключевые моменты боя, когда какая-либо позиция обязательно должна быть взята, Железные Воины могут впадать в состояние холодной ярости, сравнимое с тем, что испытывают Кровавые Ангелы и Пожиратели Миров, но только в нужный момент и никогда на срок больший, чем необходимо.

Как только противник разгромлен и полностью находится в их власти, Железные Воины окружают его и уничтожают в своё удовольствие, предпочитая при этом использовать лучи лазеров и огнестрельное, а не холодное оружие.

Организация подразделений и структура легиона во времена Великого крестового похода, Ереси Хоруса и во времена после окончания Ереси Править

Слово Пертурабо было законом для всего легиона. Примарх не делал различия между терранцами и олимпийцами: все они были для него лишь Железными Воинами, зерном, которое перемелётся в кровавых жерновах войны. Многие десятелетия легион строго придерживался доктрин, принятых в нём в начале Великого крестового похода; пришествие Пертурабо не могло не изменить уклад Четвертого в значительной степени, но всё же не настолько, чтобы уничтожить все связи с прошлыми обычаями.

Процесс перемен был быстрым и всеохватывающим и проходил в точном соответствии с замыслами Пертурабо. Учитывая сложную военную культуру Олимпии, частью которой был когда-то сам примарх, реформа также опиралась на те знания, которые он жадно собирал во время, проведенное рядом с Императором, и на самой Терре. Известно, что там он усвоил многое из воинского наследия человечества, а затем адаптировал эту информацию сообразно своим исключительным способностям и пристрастиям, создавая в итоге модель для легиона.

Согласно этой модели главной стратегической единицей легиона Железных Воинов должен стать гранд-батальон. Эго соединение номинальной численностью в 1000 легионеров по своей организации и роли приблизительно соответствовало «ордену» согласно определению, данному в «Principia Belicosa», и также включало бронетехнику, артиллерию и средства материально-технического обеспечения, постоянно приданные соединению в количестве значительно большем, чем было принято в других легионах. К тому же из-за более высоких, чем обычно, боевых потерь, особенно среди инициатов в первые годы службы, набор рекрутов в зоне военных действий не прекращался, поэтому численность гранд-батальона могла сильно меняться. В критических ситуациях гранд-батальоны, понесшие наиболее серьезные потери, просто поглощались другими действующими соединениями. Существуют документальные свидетельства о том, что некоторые гранд-батальоны вели боевые действия, имея в своем составе всего лишь 500 легионеров; в крайних случаях численность могла доходить до 4000 воинов.

Ниже стратегического уровня организация была сильно стратифицирована и с точки зрения прагматики менялась в зависимости от потребностей текущей операции и развёртывания; обычными подразделениями считались когорты или гранд-роты — тяжело механизированные и усиленные формирования, включавшие от от трёх до пяти линейных рот легионеров и сопровождающие ауксилии из солдат-смертных, а также подразделения Механикум и систему обеспечения. Уровнем ниже шли линейные роты и бронетанковые центурии, состоявшие из около 100 легионеров или 20-50 единиц бронетехники, которые затем делились на секции и отделения. При этом все гранд-батальоны легиона включали несколько групп Тирантикосов — «Покорителей»: это ядро состояло из ветеранов, специалистов по прорыву обороны и наступлению, каждый из которых в десятках отчаянных и кровопролитных осад заслужил это звание и право претендовать на терминаторский доспех.

Каждый уровень в организации легиона имел значительные запасы оружия и боевого снаряжения — от нескольких тысяч действующих комплектов тактических дредноутских доспехов до резервов боеприпасов, по размерам, предположительно, равных запасам нескольких легионов. Не менее внушительной была техническая подготовка каждого Железного Воина, что помогало им расширять функциональные свойства своего боевого облачения и подгонять его под собственные нужды. С практичностью, которая была его отличительной чертой, легион свободно использовал как узкоспециализированные комплексы (так, существовали целые секции, вооруженные переносными лазпушками для противотанковой войны, и осадные штурмовые отделения, экипированные доспехами МК III), так и модели техники, выбранные прежде всего из-за надёжности и легкости в ремонте, благодаря чему их можно было применять при массированном развёртывании и для резервного снабжения в затяжных кампаниях. Чисто внешние повреждения боевого снаряжения не считались важными, и хотя во время сборов перед кузнецом войны выстраивались ряды сверкавшей стали, в условиях военных действий оружие легионеров могло быть покрыто кровью, копотью или вмятинами— до окончательной победы его ремонтировали, только если начинала страдать функциональность.

Железные Воины - это профессиональные сапёры, инженеры и минёры, имеющие многовековой опыт работы с различными осадными машинами, такими как туннельные машины "Термит", транспорты "Левиафан", штурмовые корабли "Клешня Страха", приспособленные для посадки на планеты, и самую разнообразную артиллерию Имперского производства. Вся эта техника используется очень аккуратно, техническое обслуживание и ремонт производят воины, состоящие в первой роте. Кроме того, легион имеет несколько штурмовых модулей "Ворон", которые они могут использовать в качестве осадных башен поддерживающих их титанов. Железных Воинов в бою так часто поддерживают титаны, что некоторые военные эксперты Империума сделали вывод, что они являются частью одной и той же военной структуры. Это пока повсеместно не подтверждено, но эта теория в какой-то мере объясняет приверженность легиона к частому проведению длительных артподготовок.

Следует особо отметить количество и разнообразие бронетехники и средств артиллерийской поддержки, которые легион имел на вооружении. Известно, что среди них были все модели и типы, используемые Легионес Астартес по всему Империуму; при этом особое тактическое значение придавалось тяжёлой технике вроде «Лэндрейдеров» и сверхтяжёлым военным машинам — «Тифонам», «Штормовым клинкам» и «Мастодонтам». Кроме того, обычной практикой было использование очень большого количества более лёгких моделей вроде «Носорогов», «Василисков» и «Хищников». Они считались расходным материалом: легион мог с лёгкостью восполнять потери этих машин, так как обладал производственными мощностями, постоянно настроенными на изготовление этих моделей. Железные Воины также применяли множество танков и военных машин более необычных типов, например, танки «Цербер», «Скорпиос» и «Удар грома». Этот разброс моделей, а также собственное производство и тот факт, что бронетанковые и артиллерийские соединения были интегрированы в структуру легиона на всех уровнях, означали, что у Железных Воинов были самые большие ресурсы бронетехники и боеприпасов среди всех легионов Великого крестового похода.

Отдельным примером может служить особое формирование, носившее название «Стор Безашх». В легионе, славившимся своей артиллерийской мощью и знанием осадного дела, Стор Безашх были мастерами разрушения: они создавали, применяли и ремонтировали смертоносные осадные машины и уникальные орудия-реликвии. Специалисты из этого подразделения имели доступ к оружию и технике, неизвестным за пределами Ордо Редуктор Механикум, и в сражении могли напрямую распоряжаться обширными легионными запасами ядерных и фосфексовых снарядов, а также редкими гравитационными боеприпасами; от них зависела и жизнь тех легионеров, которые были направлены (часто в наказание) в боевой состав «разрушителей» под командованием осадных мастеров. Стор Безашх мог выступать как самостоятельное подразделение для прорыва осады или же, разделившись на отдельные груггпы, служил специализированным подкреплением для других гранд-батальонов на поле боя.

Таким образом, в представлении Пертурабо идеальный легион был сплочённой, дисциплинированной силой, постоянно продвигающейся вперед. Эта сила могла одинаково успешно действовать как в атаке, так и в обороне; но если и было какое-то одно качество, которое характеризовало Железных Воинов, так это их продуманная жестокость. Бомбардировки их превращались в смертоносные произведения искусства, и огневая мощь применялась с точностью, направленной на подавление и истребление. Атаки становились образцом безупречной координации между тактическими действиями бронетехники и упорным наступлением пехоты, которая шла вперед вопреки яростному огню врага.

Наконец после шквального обстрела и сокрушительной танковой атаки наступал черед кровавой рукопашной, и именно тут проявлялись самые тёмные инстинкты Железных Воинов, в своей зверской свирепости способных сравниться с Пожирателями Миров Ангрона, по ярости подобными берсеркерам, или с Тёмными Ангелами Льва, чьи клинки пели панихиду врагам. Но и такие крайние проявления жестокости могли прекратиться по первому слову, ибо Пертурабо добился от легиона — где убеждением, где устрашением — абсолютной, нечеловеческой дисциплины.

Очевидно, что Пертурабо видел свой легион не как сумму личностей, но как слитное, единое целое. Это была армия, которая должна подавить противника самым прямым и эффективным способом, должна уничтожить его способность к сопротивлению и, если потребуется, истребить его полностью. Честь и славу мог заслужить только весь легион — не его рядовые, не отдельные воины. Говорили, что ни один примарх, за исключением Ангрона, не относится с таким неуважением к своим легионерам, как Пертурабо: для него они были ресурсом, который можно использовать ради победы, ресурсом ценным, но все же расходным.

Это отношение отразилось и в самой структуре легиона. Подразделения её взаимодействовали таким образом, чтобы амортизировать потери и создавать общность на уровне стратегическом, а не тактическом. Легион проповедовал и практиковал процедуру ускоренного набора рекрутов и создания легионес астартес; космический десантник из Железных Воинов мог за время службы оказаться во множестве разных отделений, где ему приходилось выполнять совершенно различные функции под командованием разных офицеров. Легионеров перераспределяли по различным дислокациям исключительно из прагматических соображений и тактической целесообразности, что сильно отличалось от более ритуализованных формирований внутри прочих легионов. Продвижение в званиях зависело в первую очередь от способности воина выживать и во вторую — конкретной специализации, в которой могли проявиться таланты и способности легионера. Годность к службе не определялась лишь ратными навыками, и от каждого легионера требовалось мастерское умение обращаться с металлом, камнем и механизмами, а также опытность в сражении в сомкнутом строю, в рукопашном бое и артиллерийской войне. Так в легионерах проявлялось влияние геносемени их примарха, и наряду с пониманием техники многие Железные Воины демонстрировали исключительные аналитические способности, которые в равной мере сопровождались психологической склонностью к недоверию, подозрительности и коварству даже по отношению к своим.

После Ереси ХорусаПравить

Как и у всех Легионов-Предателей, существующая в настоящее время организация Железных Воинов совершенно не подчиняется никаким стандартам. Гранд-батальоны делятся на отдельные подразделения, ведомые младшими чемпионами. Замечена тенденция использовать при формировании подразделений числа, кратные трем, но это пока еще далеко не установленный факт. Подходящих рекрутов по их собственной воле или силой забирают на Медренгард, где они периодически отбираются военными кузнецами для участия в одном из гранд-батальоно, где их посылают в самое пекло до тех пор, пока они не покажутся достаточно живучими для включения их в постоянный состав.

Считается, что именно в рядах Железных Воинов появились первые среди войск Хаоса облитераторы, и даже простые Железные Воины иногда демонстрируют способность "преображать" оружие, хотя и не с такой лёгкостью.

Численность легиона к началу Ереси ХорусаПравить

К началу Ереси Хоруса легион Железных Воинов предположительно насчитывал от 150000 до 180000 Легионес Астартес и обладал значительным боевым флотом из более ста капитальных кораблей. Более точную оценку дать затруднительно, так как существенная часть подразделений и гарнизонов легиона была рассеяна по всему Империуму; препятствует этому и растущая склонность к изоляционизму, которую Четвёртый проявлял в предвоенные годы. Предполагается, что накануне мятежа легион ещё сильнее ускорил процесс набора и индоктринации новичков, равно как и увеличил количество кораблей, строившихся на верфях Олимпии, поэтому цифры, указанные здесь, могут быть на самом деле занижены.

Командная иерархия легионаПравить

Хотя личные заслуги и признание мало что значили для Железных Воинов, одобрение и почёт можно было заслужить своими навыками в обращении с техникой и умением вести войну так, как предпочитал Пертурабо. Лучшим примером этому служил статус кузнеца войны. В легионе Пертурабо данное звание практически полностью вытеснило звания претора и лорда-командора; с одной стороны, оно подразумевало верность стратегическим доктринам легиона, а с друтой воплощало традицию олимпийских военных диктаторов. Кузнец войны должен быть не просто отличным бойцом и примером вести за собой — он должен, в соответствии с этимологией звания, буквально выковывать ход сражения сообразно своему плану. От этих командиров ожидалось глубокое знание логистики, осадного дела и артиллерийского вооружения; предполагалось, что они досконально понимают всё искусство войны, начиная от планирования кампаний по завоеванию планет и до быстрого тактического расчёта огневых зон среди городских руин. В отличие от подчинённых, кузнец войны был личностью, решавшей исход сражения, и, следовательно, нёс личную ответственность за то, чем обернутся действия его воинов: его судьба зависела от победы или поражения его армии, а Пертурабо, как известно, поражений не прощал.

Такая система превращала кузнецов войны во мрачных, скрытных, часто склонных к паранойе и в высшей степени независимых учёных-командиров; она отсеивала слабаков и неудачников, так что в итоге оставались лишь самые способные, самые умные и безжалостные. Иерархия кузнецов войны не определяла точно ни их числа, ни старшинства, что вело к соперничеству и вражде между теми, кто носил это звание. Большинство из них командовали собственными гранд-батальонами и составляли ядро командной структуры легиона; другие возглавляли специальные стратегические объединения вроде Стор Безаигх, важные гарнизонные посты и дочерние экспедиционные флоты; некоторые становились сатрапами планет, производивших вооружение, или получали другие автономные назначения.

Три кузнеца войны, пользовавшиеся особым расположением Пертурабо, поднимались на следующий уровень и получали звание триарха. Они образовывали "Трезубец" и номинально считались советниками примарха, но чаще исполняли функцию посредников между ним и подчинёнными, которым предстояло исполнять его приказы.

Предположительно, такая близость к мрачному примарху была сама по себе опасна, особенно в более поздний период.

Верования Править

Железные Воины верят, что Император использовал их в самых кровавых битвах Великого крестового похода, но вся слава доставалась другим легионам, чьи примархи были у Императора в фаворитах. Также они уверены, что это Рогал Дорн поднял мятеж на Олимпии, чтобы обесчестить их и лишить силы после того, как они исполнили свое предназначение и стали не нужны Императору. Их цель - отомстить им обоим, Императору и Рогалу Дорну.

Они считают себя древними титанами, рассеянными по вселенной, чтобы творить всё, что они пожелают, и ни один закон, созданный людьми, не способен их остановить. Они почитают богов Хаоса как пантеон, но не посвящают себя целиком служению этим богам. Более всего они преданы Пертурабо, который, как они считают, защитил их от принесения в жертву лже-императору.

Геносемя Править

Железные Воины - это легион Первого Основания, они несут в себе геносемя Пертурабо. С тех пор, как они обратились к Хаосу, они постоянно подвергаются мутациям различной степени. Есть свидетельства тому, что они заменяют мутировавшие конечности бионическими.

Отмечена их склонность к излишней подозрительности и паранойе, но они, несомненно, обладают высокоразвитым интеллектом и врождённой способностью к оперативному решению возникающих проблем.

Известные битвы и кампанииПравить

Великий крестовый походПравить

Падение Чёрных Судей - первое сражение легиона под командованием примарха.

Известные Железные Воины Править

  • Пертурабо - примарх Железных Воинов.
  • Форрикс, Крушитель - первый капитан, триарх. Убит титаном на Гидре Кордатус.
  • Беросс - кузнец войны, командир 2-го гранд-батальона, дредноут Хаоса.
  • Андрааз - кузнец войны, командир 3-го гранд-батальона. Погиб во время вторжения на Кастеллакс Waaagh! варбосса Биглуга.
  • Кроагер - кузнец войны, командир 23-го гранд-батальона, триарх. Погиб во время 13-го Чёрного крестового похода на Гидре Кордатус.
  • Эразм Голг - кузнец войны, командир 11-го гранд-батальона, триарх. Убит Алексисом Полуксом в битве при Фолле.
  • Харкор - кузнец войны, бывший командир 23-го гранд-батальона. Убит Кроагером.
  • Торамино - кузнец войны, командующий Стор-Безашк.
  • Нарик Дрейгур, Идущий по могиле - консул-превиан, командир 114-го гранд-батальона. Чёрный щит.
  • Барбан Фальк, Кузнец Войны - командир 235-го гранд-батальона, триарх. Демон-принц.
  • Солтарн Вулл Бронн, Выкованный из камня - кузнец войны, бывший воин 45-го гранд-батальона. Советник Пертурабо.
  • Колвакс - комендант крепости Железной Крови на Медренгарде. Погиб со своей бандой на Кузнечном Храме во время нашествия тиранидов флота-улья Левиафан.
  • Барабас Дантиох - кузнец войны, командующий 51-го экспедиционного флота. Лоялист. Погиб на Соте во время нападения легионеров Повелителей Ночи.
  • Кир Вален, Ломатель клинков - кузнец войны, командир 77-го гранд-батальона. Лоялист.
  • Анновульди - кузнец войны, лоялист.
  • Бальдарун - кузнец войны, бывший командир Великой Батареи Железных Воинов, был изгнан из легиона за поражение при штурме крепости Вентемар.
  • Феррос, Железный Коготь - кузнец войны, командовал гранд-батальоном Железных Воинов во время осады имперского мира Беллум Колония.
  • Корос - кузнец войны, ветеран тысяча и одной осады, один из лейтенантов легиона во время легендарной битвы в Железной Клетке.
  • Жориш - кузнец войны, во время Великого крестового похода - технодесантник, прошёл обучение на Марсе. Ветеран битвы в Железной Клетке.
  • Шон'ту - кузнец войны, Лорд Хаоса, командир банды Сынов Кузни.
  • Хонсю, Полукровка - кузнец войны. Создан Фабием Байлом частично из геносемени Верховного Сулаки, а частично - из геносемени Имперских Кулаков (предположительно, капитана Феликса Кассандра).
  • Верховный Сулака - апотекарий 235-го гранд-батальона. Убит Фабием Байлом. Из части его геносемени Фабий Байл создал Хонсю.
  • Кадарас Грендель - легионер.
  • Галлиан Каррон - технодесантник 2-го гранд-батальона.
Легионы Космодесанта
Лояльные Тёмные АнгелыБелые ШрамыКосмические ВолкиИмперские КулакиКровавые АнгелыЖелезные РукиУльтрамариныСаламандрыГвардия Ворона
Предательские Дети ИмператораЖелезные ВоиныПовелители НочиПожиратели МировГвардия СмертиТысяча СыновАльфа-ЛегионСыны ХорусаНесущие Слово