ФЭНДОМ


"— Прости наше вторжение, собрат, — произнес полубог сильным и твердым, но не раздраженным голосом. — Я — Рогал Дорн, командир Седьмого Легиона Космодесантников, сын Императора и примарх Имперских Кулаков."
– Джеймс Сваллоу Полёт "Эйзенштейна"



Рогал Дорн - Примарх легиона Имперских Кулаков, одним из двадцати "сыновей" Императора, которых тот создал на заре Империума, сразу после окончания Эры Раздора. Дорна, как и его братьев, в скором времени после рождения силами богов Хаоса разбросало по галактике, в тщетной попытке предотвратить Эпоху Империума.

История Править

Молодость Править

О молодости Рогала Дорна известно очень немногое. Говорят, что он вырос на планете Инвит, расположенной в одноименной звёздной системе, в кланах Ледяных Ульев этого мира. Патриарх клана, называвшегося Дом Дорна, вскоре стал для молодого Рогала дедом, и обучил его тактике и принципам выживания. Даже после того, как Дорн узнал, что не является ему кровным родственником, он высоко ценил память о своем "дедушке", и бережно хранил отороченный мехом плащ, принадлежавший ему. Через некоторое время Рогал Дорн стал предводителем не только своего клана, но и всей планеты, а затем и ближайшего космоса, в итоге став править Скоплением Инвит в качестве Императора Дома Дорна. Примерно через сорок лет после смерти деда Дорна, Великий крестовый поход достиг ледяных ульев Инвита. Дорн встретил Императора на борту своего огромного космического судна, "Фаланги". Император тепло поприветствовал своего сына, и оставил "Фалангу", которая в скором времени стала крепостью-монастырем Имперских Кулаков. Так был найден седьмой примарх.

Великий Крестовый Поход Править

Дорн был полностью верен Императору и никогда не искал за свою преданность награды. Он служил образцом правдивости, и не лгал даже тогда, когда обман мог бы помочь. Благодаря таким качествам примарха, статуя Дорна - одна из четырех статуй, окружающих статую Робаута Жиллимана, примарха Ультрамаринов, на Макрагге.

Дорн управлял своим легионом и экспедиционными флотами с непревзойденной самоотдачей настоящего военного гения. Говорят, что он являлся лучшим стратегом из всех примархов, обладавшим дисциплиной и спокойствием Робаута Жиллимана, отвагой Лиона Эль'Джонсона, и при этом был склонен к вспышкам фанатичного рвения и вдохновения, которые были присущи Леману Руссу и Джагатай Хану. По слухам, сам Воитель был такого высокого мнения о Дорне, что однажды заметил, что если бы Кулаки, выдающиеся мастера обороны, защищали бы крепость против него и Лунных Волков, то битва в итоге пришла бы к вечному пату.

Известно, что Дорн обычно носил отполированный доспех цвета золота и меди со стилизованными крыльями орла, особо заметными на наплечниках, и красный вельветовый плащ. Он обладал суровым и неулыбчивым лицом, а его короткие волосы были пепельно-белого цвета.

После Улланорского Крестового Похода, когда Император вернулся на Терру для обустройства столицы, достойной править миллионом планет, Дорн отправился вместе с ним. Он всегда выделялся умением строить крепости, и потому ему было поручено спроектировать защиту Имперского Дворца, и последующие события доказали его гениальность в деле обороны. Фулгрим однажды спросил, считает ли Дорн, что сможет устоять перед осадой Железных Воинов, и чистосердечный утвердительный ответ Рогала так взбесил Пертурабо, что спустя годы они чуть не убили друг друга в бою. Позднее, по зрелому размышлению, Дорн посчитал, что его соперничество с Пертурабо является одной из его немногих личных слабостей. Также известно о стычке Дорна с Конрадом Кёрзом: Фулгрим рассказал Рогалу о видении будущей Ереси, которое посетило Кёрза, и во время выполнения одного из совместных заданий Кёрз узнал о том, что Фулгрим раскрыл Дорну его секрет. Это так разъярило Ночного Призрака, что он напал на своего брата и исполосовал его лицо своими грозовыми когтями. Если бы не способность примарха к самоисцелению, Дорн бы несомненно умер.

Ересь Хоруса Править

До того, как Имперские Кулаки смогли в полном составе собраться на Терре, началась Ересь Хоруса. Задержавшийся в результате разразившихся сильных варп-штормов флот Имперских Кулаков встретил сильно поврежденный "Эйзенштейн", фрегат Гвардии Смерти, и от его пассажиров узнал о предательстве Хоруса. Вначале Рогал Дорн не захотел верить в это ужасное известие, но в конце концов капитан Натаниэль Гарро и Мерсади Олитон смогли убедить примарха в том, что его брат Хорус поднял полномасштабное восстание. После этого Дорн отправил большую часть своего Легиона в систему Исстван, а сам со своими ротами ветеранов вернулся на Терру, чтобы лично сообщить о произошедшем.

Дорну было приказано повторно укрепить защиту Имперского Дворца, и, несмотря на то, что Рогал чувствовал, будто своей работой он портит его красоту и совершенство, он сделал все, что было необходимо. Пока Император неотрывно занимался Паутиной, Дорн управлял военными силами лоялистов, а Малкадор Сигиллит занимался политическими заботами. Во время Битвы за Терру, на Дорна было возложено командование защитой Имперского Дворца, и он управлял обороной из Небесной Крепости. Позже Дорн присоединился к Императору и Сангвинию при штурме "Мстительного духа", флагмана Хоруса. Он был тем, кто вернул тела Императора и Сангвиния обратно на Терру, и он был одним из тех, кто получил последние наставления Императора перед его заточением в Золотой Трон.

После Ереси Править

После падения Императора, Дорном овладело горе. Он считал, что виноват в том, что Императора почти убили, и направил свой легион в искупительный крестовый поход по Империуму. На Терру он вернулся лишь после того, как Робаут Жиллиман провозгласил о Кодексе Астартес, разделяющем Легионы на ордены. Первоначально Дорна оскорбило данное предложение, так как он посчитал, что Империум винит его за падение его братьев-космодесантников. Но после того, как он осознал, какой вред может принести еще одна междоусобная война, Дорн согласился с Жиллиманом. Это был тяжелейший период в жизни Рогала Дорна: он подвел своего отца, и его легион блуждал во тьме без путеводного света Императора.

О последующих событиях в жизни Дорна мало что достоверно известно. Совершенно ясно, что Имперские Кулаки не могли быть также легко разделены на ордены, как Ультрамарины: в каждого космодесантника была намертво вбита верность своему легиону, и многие не желали становиться частью другого ордена. Однако, Дорн нашел выход из данной ситуации путем медитации с использованием устройства, известного как Перчатка Боли. Вызванные болью видения, посетившие его, говорили о том, что легион должен быть оправдан в глазах Императора, и единственный путь для этого - боль и самопожертвование.

Такой болью для всего легиона, по решению Дорна, должна была стать крепость Железных Воинов - Железная Клеть. Пертурабо построил огромное количество укреплений для того, чтобы высмеять Имперских Кулаков, и Дорн возглавил своих непоколебимых воинов во время осады, продлившейся несколько недель. Последователи Железных Воинов утверждают, что Имперские Кулаки потерпели там сокрушительное поражение, и что легион Дорна был бы полностью уничтожен, если бы не вмешательство Ультрамаринов.

В имперских записях говорится обратное. Имперские Кулаки всегда были мастерами осадной войны, и даже оказавшись в заведомо проигрышных условиях, они сражались с непоколебимой решимостью. Рогал Дорн, словно гигант, возвышался среди своих воинов, впервые за годы сомнений и вины обретя чёткую и ясную цель. В отличие от легиона Дорна, Железные Воины не были готовы пожертвовать своими жизнями для того, чтобы уничтожить Имперских Кулаков, а прибытие Ультрамаринов ознаменовало окончание войны и легион Пертурабо скрылся в Оке Ужаса. Имперские Кулаки понесли тяжелейшие потери, но они доказали свою верность Императору и очистили себя от бремени прошлых неудач.

Остатки Легиона были разделены на три ордена. Самые фанатичные космодесантники стали Чёрными Храмовниками. Новички и более рациональные воины стали Багровыми Кулаками, а наиболее преданные своему Примарху и Легиону остались Имперскими Кулаками. Последующие двадцать лет Рогал Дорн провел восстанавливая и реформируя свой орден, приводя его в соответствие с Кодексом Астартес.

Рогал Дорн пропал без вести и считается погибшим после атаки на превосходящие силы флота Хаоса: примарх посчитал необходимым атаковать врага до того, как тот подготовится к бою и начал сражение до подхода своих основных сил. Он исчез во время штурма командного мостика линкора "Меч Святотатства". После абордажа была найдена лишь его левая рука, которая до сих пор хранится в стазис-камере у Имперских Кулаков.

Скелет руки Дорна находится в святилище ордена, и на этих костях тщательно выгравированы геральдические знаки всех предыдущих магистров ордена, и лишь магистру ордена дано право оставить свое имя на священных костях своего примарха. Так, на пястной кости большого пальца отмечены магистры Браунвин Аберморт, Максимус Тейн, Калман Флоденсбог, на фаланге - Амбросиан Спактор, и так далее.

Экипировка Править

Основным оружием Рогала Дорна был огромный цепной меч, известный как "Зуб Шторма", который по слухам был создан на Инвите ещё до прихода Императора. Орудием дальнего боя примарху служил богато украшенный болтер "Глас Терры", подаренный ему Адептус Кустодес в честь назначения Дорна защитником Терры. Бронёй Рогала Дорна являлся крупный силовой доспех "Золотоносная Броня", созданный из того же золото-адамантиевого сплава, что и доспех самого Императора. После нескольких покушений на его жизнь во время Ереси Хоруса, чаще всего Дорн совершал перелеты на специальном Громовом Ястребе "Этос Диос".

Галерея Править

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.