ФЭНДОМ


«Говорил же, что знаю, где лучшие драки!»
– Великий Босс Таска

В конце 344.М41 планета Просан, находящаяся соседняя с миром-крепостью Кадия, подверглась вторжению огромной орды орков под командованием Великого Босса Таски. Когда орочий флот вошел в систему Кадии, имперские корабли выдвинулись на перехват. Они замедлили сокрушительную орду зеленокожих, но не смогли остановить ее. Орочий флот прорвался сквозь кадианскую блокаду, хотя и потеряв добрую треть кораблей. Когда орочья армада спустилась на Просан, имперское командование начало бояться худшего - что на Кадианские Врата обрушится полноценный Waaagh!.

Просан был тренировочным полигоном, с враждебной окружающей средой, этот мир не имел никакой стратегической ценности, зато был очень опасен. Его и так переменчивый климат был специально ухудшен, чтобы кадианцы могли тренироваться в самых суровых условиях. Шквалы кислотного дождя обрушивались на планету, лава внезапно выплескивалась из выскоих вулканических скал, а мощные вихри бушевали в неистовых небесах.

В течение тринадцати дней кадианские командиры озадаченно смотрели на то, как орки волну за волной бросали войска на Просан. Те имперские части, что были в это время дислоцированы на планете сражались яростно, их тренировки на этой планете давали им естественное преимущество над пришельцами. Несмотря на это Великий Босс Таска выглядел одержимым завоеванием планеты, а его элитные войска похоже наслаждались испытаниями. Было похоже, что суровые условия заставляют орков сражаться только яростнее. За месяц имперские войска были вынуждены эвакуироваться, оставляя Просан в руках орков.

Имперский флот восстановил свой кордон и приготовился сражаться насмерть. Но им не пришлось этого делать. Орки покинули Просан так же внезапно как и прибыли. К изумлению всей кадианской системы, орочий флот направился прямо в кружащий, кровоточащий водоворот лежащий за Кадианскими Вратами, и скрылся в глубинах Ока Ужаса.

Клятва ТаскиПравить

За два года до вторжения на Просан, флагман Великого Босса Таски "Ножезуб" подвергся вторжению демонической сущности во время путешествия в варпе. Таска больше всего любил трудные битвы с более крупными противниками, в которых он мог доказать свою силу, и был знаменит за свои многочисленные боевые трофеи. Когда он узнал, что гигантский многоголовый кошмар прорубает себе дорогу сквозь его экипаж, он поправил свою силавую клишню и устремился в бой, возопив свой боевой клич.

Великий Босс был весьма впечатлен той жестокостью, с которой он столкунлся, когда нашел блестящее от крови чудовище, рубящее на мясо его нобов. Но он все же был орочьим варбоссом, и никогда бы не отступил, тем более не у себя дома. Он встретил чудовище в честном бою прямо на мостике "Ножезуба".

Получившееся столкновение между орком и демоном было поистине эпичным, но когда драка закончилась, у Таски появился новый набор рогов, который он использовал чтобы украсить свою трофейную стойку.

В сражении с чудовищем варпа, Таска подошел к смерти ближе, чем когда бы то ни было. И это ему невероятно понравилось. Таска дал великую клятву найти еще больше существ из варпа для драки, чтобы вести своих парней на великую войну с самыми могущественными врагами. Так был рожден Waaagh! Таски.

Вернувшись в материальную вселенную, Великий Босс собрал как можно больше вирдбойзов и приказал своему флоту отправляться прямиком к Кадии. Таска хотел, чтобы его парни приспособились к по-настоящему суровым условиям, поэтому сначала его армии немного разогрелись на Прозане, а уже после этого направились в бушующий за Кадианскими Вратами Хаос. Таска был уверен, что там они найдут себе самую яростную и захватывающую войну на свете. Во многом он оказался прав.

В БезднуПравить

Флот Таски с подозрительной лёгкостью вошёл в варп. Его подручные вирдбойзы предупредили его, что гораздо легче войти в Око Ужаса, чем потом выйти из него, однако это ни на секунду не остановило Таску. В поисках целей для уничтожения, его флот проходил через мерцающие туманности мыслей и волнующиеся моря эмоций. Орки побывали на мирах из сверкающих кристаллов, в запретных райских кущах, джунглях из бормочущих трупов и больших искрящихся и потрескивающих сфер из чистой энергии. Каждый следующий мир был более странным, чем предыдущий, Орки видели такое, от чего люди давно бы уже сошли с ума. Но Таска особо не заморачивался. Его парни разрушали всё, что попадалось им на пути.

На планете, как ковром покрытой, гангренозными горгульями, корчившимися и разевавшими свои пасти, под ногами Орков, протыкая их своими влажными языками. Таска и его парни схватились за свои чоппы и порубали всё, что двигалось. На планете, созданной из живого шёлка, длинноногие искусительницы пытались охмурить воинов-орков, марширующих по их невесомым дворцам. Демонесс встретили лезвия орочьих топоров, а также стена шквального огня. На планете, подобно алмазу вырезанной из обретших форму мыслей, Орки кованными сапогами и рогатыми шлемами пробивали себе дорогу сквозь их искрящиеся лабиринты. Невозможные здания были разрушены, полуреальные реликвии растоптаны, а распевающие хаосопоклонники – зарублены. И хотя армия Таски на каждом новом мире несла потери, он наслаждался происходящим.

Дни кровиПравить

Но настоящая проверка способностей Таски была ещё впереди. Высадившись на планете, цвета свежей крови, орки, с плеском разбрызгивая кровавую кашу, бросились на поиски врагов. Никто не вышел им навстречу. Все, кто ещё оставался в живых из банды Великого Босса, направились в направлении полыхавшей на горизонте битвы, но никак не могли к ней приблизиться.

Возможно, так и закончился бы Waaagh! Таски, не выстрели он с досады в землю. Поверхность планеты, из плоти и крови, содрогнулась от выстрела. Это всё, что нужно было увидеть оркам. По команде своего вождя они начали резать, рубить и расстреливать планету у них под ногами. В багрово-чёрных небесах над головами орков прозвучали сердитые раскаты грома.

Вскоре планета продемонстрировала своё недовольство гораздо более смертоносным способом. Из кровавой глади поднялись зубастые твари, и у них не было ничего кроме мышц, бешенства и стремления убивать. Демонические создания набросились на орков, и, по мере того, как начали редеть ряды зеленокожих, они осознали, что наконец-то нашли достойных противников.

Великий Босс Таска был непоколебим, своей чоппой и силавой клишней он рубил направо и налево. Внезапно земля под ногами Таски расступилась, и оттуда выбралось что-то огромное и ужасное. И хотя Таска не знал этого, он привлёк к себе внимание Кровавого Князя, повелителя мира, на который посягнули орки. Демон улыбнулся стоявшему перед ним орку, обнажив клыки, которым бы позавидовал любой Злобнолун. Пасть открылась неестественно широко, и демон бросился в атаку.

Много часов подряд боролись Орочий вожак и кровавый демон, но в итоге стало ясно, что демон лишь забавляется с Таской. Его парней практически полностью вырезали, да и сам Таска истекал кровью от множества глубоких ран. В конце концов, Кровавый Князь пронзил Клыкана и, придавив его к земле своим раздвоенным копытом, начал восхвалять Кхорна. В этот момент последние остававшиеся в живых Вирдбойзы Таски атаковали демона бурей психической энергии. Демон взревел, поражённый их дерзостью, и одним жестом раздавил их разумы. Воспользовавшись моментом, Таска из последних сил просунул свой силовой коготь между ног твари и сделал свое последнее движение, распоров твари брюхо, и только после этого испустив дух.

Но история Таски на этом не заканчивается. С каждым новым рассветом на кровавом мире, Таска вместе со своими орками оказывается целым и невредимым. Они вновь сражаются в кровавых топях, навсегда став марионетками Повелителя Битв, пойманными в бесконечном цикле войны и смерти. Можно сказать, что Таска нашел свой дом.